"...Чтобы прошедшие события с течением времени не пришли в забвение ..."    Геродот "История"
 
 
 
 
БЫСТРЫЙ ПОИСК
Введите начало фамилии:
 

ГЛАВА 12. Итоги греческой операции

 Два вопроса и два ответа. Общие итоги сталинщины. Греки пока не поддаются  счету. Вклад братских республик. Количество греков, умерших в лагерях. Греческая операция - среди лидеров самых кровавых национальных операций. Региональная статистика. Семейный мартиролог Тохпариди. Некоторые рекорды. Миф о Ниобе становится былью. Кому на небеса, а кому – в подпол.

 

Когда речь заходит о греческой операции, то в первую очередь возникают два вопроса. Попытка ответить на первый – о причинах репрессий предпринята в первой части. Сложнее со вторым – о количестве жертв греческой операции.

Прежде чем ответить на него, необходимо разобраться с терминами. Фигурально жертвами являются все греки, в чьих семьях тридцать седьмой собирал свою жатву. А поскольку практически нет семьи, которая не понесла бы потерь, то не будет большим преувеличением считать жертвами коммунистического режима всех греков Советского Союза.

Тем не менее, договоримся считать таковыми только непосредственно подвергшихся аресту, независимо от последовавшего приговора.

Аналогичная картина и с понятием «греческая операция». Как таковая она имела вполне определенное начало, но не имела фиксированного окончания. Говоря строго, и начало греческой операции – 11 декабря 1937 года в какой-то мере является условностью. Аресты греков с предъявлением им обвинений в «шпионаже», участии в греческой контрреволюционной организации» и прочих «преступлениях» производились и до 11 декабря.

Таким образом, мы можем говорить как бы о двух греческих операциях. Первая - это кратковременная акция, длившаяся от выхода директивы № 50215 до последних массовых арестов в июле 1938 года. «Большая греческая операция» охватывает период продолжительностью в тридцать лет – от залпа «Авроры» до середины 50-х гг., когда греков преследовали по политическим мотивам, в том числе и как греческих контрреволюционеров, греческих шпионов и участников греческих националистических организаций.

Отсюда - два варианта  ответа о количестве жертв. Первый – о количестве арестованных с декабря тридцать седьмого по июль 1938 года. Второй – об общем количестве греков, подвергшимся политическим репрессиям за годы советской власти по 58-й статье (или ее аналогам).

В обоих случаях сегодня мы можем оперировать лишь приблизительными цифрами. Пока не будут рассекречены все архивы, а те, которые формально рассекречены, не откроются для исследователей, точное количество жертв так и останется тайной.

Ответить на него означает представить поименный список всех репрессированных. Однако, когда счет репрессированным в СССР идет на миллионы (и с точностью до миллиона), то такой список составить практически нереально. По данным академика В.Вернадского всего от репрессий в СССР погибло 20 млн. человек. А.Яковлев называет цифру 15 млн. Встречаются цифры 30 и даже 40 млн.

Но даже когда дело касается отдельного этноса, со сравнительно небольшим (на фоне общего числа репрессированных) количеством жертв, подсчитать их нереально.

При целенаправленной и кропотливой работе эту информацию отчасти можно собрать путем анкетирования. Но беда в том, что у многих расстрелянных и погибших в лагерях не осталось на этой земле ни родных, ни близких, кто бы мог назвать их имена. Личные же дела других либо сознательно уничтожены, либо сгорели (как, например, в Сухумском архиве). Да и как составить такой список, когда о некоторых узниках осталась лишь строчка в чужом тюремном дневнике: «26. Седаикис – грек» [1].

В.Данилов, профессор института Российской истории РАН, утверждает, что с 1 января 1936 года по 1 июля 1938 года в СССР арестовано 6565 греков.[2]  Цифра явно занижена. (Только на Украине и только по делам «греческих контрреволюционных организаций» в 1937-38 гг. было арестовано 5474 человека[3]. Это при том, что цифры Ю.Данилюка тоже требуют корректировки – в сторону увеличения - поскольку он оперировал в основном данными по Донбассу, да и по нему данные неточны).

С другой стороны, авторы «Черной книги коммунизма» приводят астрономическую цифру – 285 тысяч греков, «живших в больших городах», которые, «начиная с декабря 1937 года… были высланы в Архангельскую область, Республику Коми и на северо-восток Сибири».[4] Немногим меньше остается греческой операции и в расчетах Н.Бугая с А.Коцонисом. Они пишут о примерно 300 тысячах репрессированных российских греков с 1937 года по 1959 год.[5]

Подобные цифры не требуют особых комментариев, кроме одного: такой разброс свидетельствует о полной неизученности вопроса.[6]

Полагаю, сегодня можно говорить, что жертвами декабря 1937 - мая 1938 года стали примерно 22 тысячи греков.

По отдельным регионам СССР они распределились следующим образом.

Российская Федерация 8800 – 10800

Краснодарский край 5500 – 6500

Ставропольский край 500 – 700

Ростовская область 400 - 600

Крым 700 – 1000

Другие республики Северного Кавказа 400 - 600

Москва 300 - 400

Другие области, края и республики 1000

Украина 7600 – 9400

Донецкая область 5700 – 6500

Одесская область  500 - 800

Запорожская область 400 - 600

Харьков 200- 300

Киев 100- 200

Другие области 700 – 1000

Грузия 2900 – 3700

Абхазия 1200 – 1500

Аджария 1200 – 1500

Тбилиси и сельские горные районы 500 -700

Другие республики СССР 900 – 1300

Армения 200 - 300

Азербайджан 200 - 300

Другие республики 500 – 700

Всего по СССР: 21200 – 25200

Во всех дальнейших расчетах будем оперировать средней цифрой  в 22.5 тысячи).

Количество жертв «Большой греческой операции» - 1917-1956 гг. (без учета раскулаченных в конце 20-х – начале 30-х гг. и депортированных в сороковые годы) поддается подсчету с еще большим трудом. Но к числу жертв 1937-38 гг. можно добавить еще примерно 5 - 7 тысяч человек. В итоге получается 25 – 32 тысячи.

Если ориентироваться на цифру В.Вернадского, то доля греков в большом терроре составила 0,001 процента от общего количества репрессированных в СССР.

Вопрос о количестве репрессированных по категориям (расстрелянных и сосланных в лагеря) – еще одна задача с множеством неизвестных.

 В «Справке о составе заключенных, содержащихся в ИТЛ НКВД на 1 января 1939 года» упоминаются 2030 греков. Кроме того, в лагерях отбывали наказание еще 451 грек – граждан Греции (греческо-подданные составляли 11% среди иностранцев – узников ГУЛАГа).[7] Т.е. в общей сложности в лагерях в 1938 году находилось 2.500 греков.

Похоже, что этим цифрам можно доверять.  На 1 января 1942 г. в лагерях НКВД находилось 2609 греков.[8] (Среди них 755 граждан Греции).

Изменения численности, связанные со смертью узников за период с 1938 по 1941 год (греков умерло, по крайней мере, 600-800 человек) «компенсировалось» поставками новых порций. Смертность по ГУЛАГу в целом в этот период составила 5.35% в 1938 г., 3.1% в 1939 г., 2.7% в 1940 г. и 6.1% в 1941 г.[9] Есть подозрения, что лукавая ГУЛАГовская статистика не учитывала умерших на этапе, в том числе и умерших в пересылках.

Надо иметь в виду, что в ГУЛАГ попадали и греки, осужденные по уголовным статьям. Таковых насчитывалось около 300-400 человек.

Таким образом, можно говорить о 100-300 освобожденных за недоказанностью преступления и умерших в тюрьмах, 3000 – 3500 греках, приговоренных к ИТЛ и о 17000 – 21200 расстрелянных. В процентах последняя категория составляет 84.5% от всех репрессированных.

По данным Международного историко-просветительского общества «Мемориал» в Советском Союзе во всех национальных операциях с 25 августа 1937 года по 15 ноября 1938 года было репрессировано 335,5 тысяч человек, из них приговорены к расстрелу – 247,2 тысячи.[10] (т.е. 73.66 % от общего числа осужденных). Доля греков в общем массиве репрессированных «националов» составляет 6.6%. Среди расстрелянных «националов» греков - 7.7%.

В масштабах всей страны греческая операция вышла (вместе с финской и эстонской операциями) в лидеры. У них - самый высокий процент расстрелянных.[11]

Если для страны расстрельными примерно в равной степени оказались и тридцать седьмой и тридцать восьмой годы: в 1937 году расстреляли 353074 человека (37.7% от всех арестованных), а в 1938 - 328618 (51.5%)[12], то у греков вся нагрузка по расстрелам пришлась на тридцать восьмой.

99% «греческих» расстрелов пришлись на 1938 год.

Наиболее кровавыми локальные греческие операции оказались в Донецкой области и Краснодарском крае.

В январе-октябре 1938 года в одной только Донецкой области по приговорам ОСО и тройки было расстреляно, как минимум, 3470 греков (т.е. 95.6% от всех осужденных), еще 158 отправлены в лагеря.[13] «Вклад» Особого совещания составил соответственно 3125 и 109 человек, на тройку пришлось - 345 и 49.

Точных данных по грекам Краснодарского края у нас нет. Но имеющиеся неполные цифры выводят на 94 %.

По Грузии в целом из всех репрессированных расстреляли 31.46 %. Есть основания полагать, что греки там «вписались» в местную статистику.

Однако даже такие высокие, но все же относительные цифры могут заслонить абсолютность трагедии. 

На восемь человек сократился род краснополянца КирьякаТехлиниди и новороссийца Николая Тохпариди: ГУЛАГ отобрал у каждого из них по четыре сына и по четыре внука.

В 1919 году Николай Тохпариди, потомственный табаковод, обосновавшийся после бегства из Турции в Новороссийске, предчувствуя недоброе, решил перебраться с семьей на родину предков. Он уезжает в Грецию – «на разведку», но вскоре возвращается обратно.

- В Греции одни горы! Где мы будем выращивать табак!?

…Умирая в Казахстанской ссылке, Н.Тохпариди беспощадно корил себя: «Так мне и надо. Я уехал в Грецию и вернулся назад. И потерял сыновей и внуков, а сам умираю на чужой земле.[14]

Так он стал девятым в семейном мартирологе.

Девять человек поглотил ГУЛАГ и в алупкинском роду Кердемелиди. Троих братьев и четверых их детей отправили в лагеря, еще одного брата после двух лет тюрьмы выпустили в  таком состоянии, что он забыл греческий язык. Девятого члена семьи - жену одного из братьев, нашли уже в Башкирии, куда она была депортирована в 1944 году, пока муж умирал в лагере. Причем Павла Кердемелиди арестовывали дважды, он отсидел в общей сложности 13 лет.

Целыми семьями уничтожали в Одессе: пять человек семьи Музаки, семь в семье Хиони…

В Майкопе расстреляны пятеро братьев Чакуриди: Анастас, Василий, Андрей, Ставрий, Панайот...

В семье Чекариди в Ростове-на-Дону также арестовали пятерых. Сначала взяли Анастаса и его сына Николая (27 лет, парикмахера), затем взяли племянников Анастаса - сыновей брата Василия: Константина (28 лет), Николая (25) и Георгия (22). Все они работали слесарями на местной табачной фабрике. Портреты стахановцев Чекариди украшали фасад фабрики.

(После ареста детей жена Василия, Варвара погибла, попав под поезд).

Другая пятерка арестована в Таганроге. К двум братьям Колумбис – Спиридону и Лаврентию добавили их детей: Андрея, Евгения и Николая.

Четверо Чекариди и четверо Колумбис расстреляны в феврале 1938 года в Ростове. По одному из каждого рода отправили в лагерь.

В такой же пропорции распределили еще одну пятерку – из сочинской семьи Политидис. Ивана и троих его сыновей - Аристотеля, Сократа и Георгия расстреляли. Оставленный для продолжения рода (если повезет) Александр вернулся после десяти лет Воркутлага.

За непочтение к богам, Аполлон и Артемида убили всех детей Ниобы, жены фиванского царя Амфиона. Но сжалилась над нею Латона, мать Аполлона и Деметры, и превратила Ниобу в камень, вечно льющую слезы.

Даже этой «льготы» была лишена бугасская Ниоба, Мария Чангли, у которой, непонятно за какие грехи отобрали и расстреляли шестерых детей: Семена, Ивана, Василия, Антона, Спиридона и Георгия. Марию, окаменевшую от горя, но все еще живую, заставили мучиться до конца ее дней, и в камень не превратив, и оставив без слез и света в глазах.

К рекордам я бы отнес и размер сталинской благодарности за добро, оказанное вождю Эльпиной Полихрониди.

После того как она написала письмо Сталину с требованием вернуть ей детей, их вскоре расстреляли. Но Сталин, он же Джугашвили, он же Коба, он же Падишах, он же Учитель, он же Отец Всех Народов, как и всякий вор в законе, по своему ценил добро. Он велел выделить Эльпине из своего «общака» ежемесячно пятьдесят рублей и командирский паек до конца ее дней.

Эльпина ни разу ни взяла в руки денег и не прикоснулась к пайку. А в 1949 году, когда батумских греков за одну ночь посадили в вагоны и отправили в Казахстан на вечную ссылку, дом Полихрониди, на улице Джоржиашвили, пощадили. Но и эту милость Эльпина не приняла. Она вновь показала свой характер и, продав за бесценок дом в Арендо, уехала вслед за депортированными родственниками в добровольную ссылку.

Эльпина вернулась в Батуми сразу после смерти Кобы. В том же, пятьдесят третьем, она умерла. Есть подозрение, что и это деяние она совершила по собственной воле.

Меня не покидает мысль, что Эльпина отправилась вслед за Кобой в надежде отыскать его – где бы он не укрывался. Однако, вряд ли они встретились. Ибо судьбой им уготованы разные уровни: Эльпине – на небесах, Кобе – как всегда, в подполе…

К содержанию

В начало страницы


[1] Тюремный дневник Г.Куприянова. Воля. 1997. № 6-7. С. 327.

[2] В.П.Данилов. Сталинизм и советское общество. Проблемы истории массовых политических репрессий в СССР. Краснодар. 2003. С. 11.

[3] Данилюк Ю.З. Масовi незаконi репресii щодо грецького населення в Украiнi в другiй половинi 30-х рр. Украiна-Грецiя: iсторiя та сучаснiсть: Тези II мiжнародноi конференцii (Киiв. 29-30 вересня 1993 р.). К. 1998. С. 60

[4] Стефан Куртуа, Николя Верт, Жан-Луи Панне и др. Черная книга коммунизма. Преступления. Террор, Репрессии. Перевод с французского. М. Три века истории. 2001. С. 313.

[5] Н.Бугай. А.Коцонис. «Обязать НКВД СССР выселить греков…». М. Инсан. 1999. С. 147.

[6] Возможно, цифра, приведенная в «Черной книге», взята из сводки НКВД начала 50-г годов о числе спецпереселенцев (в том числе и греков), прошедших перерегистрацию в органах милиции. Таковых было 185 700 человек (т.е. цифра «похожа» на приведенную). Но это не имеет никакого отношения к греческой операции 1937 года.

[7] ГУЛАГ: 1918- 1960. М. Материк. 2002. С. 417.

[8] Там же. С. 425.

[9] ГУЛАГ: 1918- 1960. М. Материк. 2002. С. 441-442.

[10] Н.В.Петров, А.Б.Рогинский. Польская операция НКВД 1937-1938 гг. Репрессии против поляков и польских граждан. М. Звенья. 1997. С. 33.

[11] Н.В.Петров, А.Б.Рогинский. Польская операция НКВД 1937-1938 гг. Репрессии против поляков и польских граждан. М. Звенья. 1997. С 33.

[12] Реабилитация: как это было. Документы президиума ЦК КПСС и другие материалы Т. 1. Март 1953 – февраль 1956 . Сост.: А.Артизов и др. М. 2000. С. 76-77.

[13] В.Никольский и др. Книга памяти греков Украины. Донецк. Регион. 2005. С. 227.

[14] Свидетельство И.Анастасиади (г.Новороссийск)

 

 
Новости проекта

21.04.2017

  Архив УФСБ о Ростовской области


Подробнее...


21.04.2017

  Работа в архивах Москвы


Подробнее...


14.02.2017

  Работа в архивах Москвы


Подробнее...


29.11.2016

  Поездка в Донбасс, Москву и Вологду


Подробнее...


03.11.2016

  Встречи в Лазаревском и Сочи


Подробнее...


Все новости
Грамматикопуло И.М.
(Абинск, Краснодарский кр.)



 
Rambler's Top100

·Карта проекта