"...Чтобы прошедшие события с течением времени не пришли в забвение ..."    Геродот "История"
 
 
 
 
БЫСТРЫЙ ПОИСК
Введите начало фамилии:
 
"Спецэшелоны идут на восток". ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
Вечные спецпереселенцы

Глава 8
КАЗАХСТАНСКАЯ ГЕОГРАФИЯ

Греки-первопроходцы. Кулаки осваивают Казахстан. Национальный котел. По греческим местам (1942-1944 гг.). Из Северской в Северную. Казахстанские волынки. Причина – свобода от дисциплины. Прием спецконтингента. География расселения 1949 года. Первое утро в степи. Расселение по Южно-Казахстанской области. Расселение по Джамбульской области. Расселение по Кзыл-Ординской области. Расселение по Талды-Курганской области. Расселение по Алма-Атинской области. Бунт на станции Тимур. Ошибка Анны Влондис. Расселение греков в 1952 году.

 

 

Первая послереволюционная перепись населения в Советском Союзе, состоявшаяся в 1926 году, выявила во всем Казахстане всего лишь 157 греков. Их расселение по губерниям приведено в таблице.

 Таблица 23

Расселение греков в Казахской ССР
(без Каракалпакской АО, по данным переписи 1926 г.) [51]

Губерния Абсолютная
 численность, чел.
Доля, %%
Казахстан
Акмолинская
Актюбинская
Джетысуйская
Семипалатинская
Сыр-Дарьинская
Уральская
Адаевский уезд
Кустанайский округ
157
35
10
17
16
32
13
-
34
100,0
22,3
6,4
10,8
10,2
20,4
8,3
-
21,7

Они достались советскому Казахстану в наследство от царских времён и состояли из прибывших на заработки греков из Турции и Греции. Трудно было предположить, что вскоре казахстанская диаспора греков превратиться в одну из самых многочисленных греческих общин в СССР.

Во второй половине 1920-х годов в Алма-Атинскую область прибывают для занятия любимым делом греки-табаководы.

В 1929 году по призыву наркома пищепрома приехал в Казахстан Герасим Георгиади. Он считался одним из лучших табаководов Кубани. О Герасиме говорили, что он мог за километр определить сорт табака. До 1917 года он работал управляющим у Николая Ерловича, владельца крупнейших табачных плантаций на Кубани. Герасим собрался уезжать учиться в Берлин, но, откликнувшись на призыв наркома, круто поменял свои планы.

В Казахстан он прибыл с женой Ангелией (дочерью Ерловича) и сыном. Вместе с ними в Алма-Атинскую область для выращивания желтого табака выехал и брат Герасима Аристокль.

А в 1930 году в Казахстан привезли несколько сотен раскулаченных греков из Сочи, Адлера, Лазаревского, Туапсе и континентальной части Краснодарского края. Греков направляли в поселки Эмба (Актюбинская область), Осакаровка (Карагандинская область (семью Ксандопуло из Туапсе), на озеро Балхаш (семью Влондис из Сочи). Местом ссылки семей Петра Казанджи, Константина Попандопуло, Апазиди (из станицы Северская), Сотириади, Сопелиди, Сингуриди определили село Авак (недалеко от Чилика Алма-Атинской области).

В Казахстан в этот период высылали только греков из Кубани. Это была первая в советскую эпоху кулацкая ссылка. По сведениям Отдела по спецпоселенцам ГУЛАГа ОГПУ, в 1930 году численность раскулаченных крестьян, отправленных в Казахстан со всех концов СССР, составляла 6765 человек.[52] А уже на 1 января 1932 на учёте в спецкомендатурах республики состояло 180 015 человек (46091 семья).[53]

В конце 20-х – начале 30-х гг., т. е. задолго до массовых депортаций 1940-х гг., Казахстан был определен еще и местом политической ссылки. В Семипалатинском политизоляторе несколько лет пребывал известный троцкист Михаил Чилинкиридис из Кутаиси, история которого рассказана в книге «Греческая операция».

Вторая половина 1930-х гг. обозначила республику, как самую «перспективную» по части расселения огромной армии ссыльных и спецпереселенцев. Резко возросла и численность греков.

К концу 1930-х гг. в республике их насчитывалось уже 1349 человек.

Таблица 24

Расселение греков по областям Казахстана
(по данным переписи 1939 года)[54]

Область

Абсолютная
 численность, чел.

Доля, %%

Казахстан
Актюбинская
Алма-Атинская
Восточно-Казахстанская
Гурьевская
Джамбульская
Карагандинская
Кзыл-Ординская
Кустанайская
Павлодарская
Северо-Казахстанская
Семипалатинская
Уральская
Целиноградская[55]
Чимкентская

1349
69
189
70
36
70
326
41
63
16
50
54
98
118
149

100,0
5,1
14,0
5,2
2,7
5,2
24,2
3,0
4,8
1,2
3,7
4,0
7,3
8,7
11,0

 

В значительной степени восьмикратное увеличение за тринадцать лет численности греков объясняется большим количеством раскулаченных кубанских греков. Но не только.

Надо иметь в виду, что большинство греков-кулаков к концу 1930-х гг. возвратились домой. Из чего косвенно вытекает, что численность, сосланных в Казахстан раскулаченных, составила не менее двух тысяч. А в 1937-1938 гг. республика приняла новое греческое пополнение. Около двухсот греков попадают в гулаговские лагеря. (Есть основания полагать, что не все греки - заключённые казахстанских лагерей были учтены в ходе всесоюзной переписи 1939 года).

Греческая операция НКВД прошлась и по самому Казахстану. В Чимкенте арестовали и расстреляли в 1938 году Ивана Георгиади, в Туркестане та же судьба постигла Григория Христодулиди.

Высокий показатель по Карагандинской области, где были сосредоточены основные лагеря, как раз и объясняются большим количеством греков-заключённых, а также «остатками» кулаков. Как и по Акмолинской (Целиноградской) области, где располагался АЛЖИР (Акмолинский лагерь жён изменников Родины). Через него прошло большинство гречанок, осужденных в ходе греческой операции.

Местом ссылки Казахстан стал только в советское время. Царизм, всё больше предпочитавший Сибирь, обходил его стороной. И совершенно незаслуженно, ибо климатические условия Казахстана прекрасно выполняли функции перевоспитания, способствуя превращению любого, попавшего в них, в «настоящего советского патриота», как того и хотела партия большевиков.

По количеству спецпереселенцев Казахская ССР в 30-40 гг. ХХ столетия была безусловным лидером среди всех республик Советского Союза. Она приняла на своих просторах десятки народов СССР, причём некоторые из них целиком.

На огромных, преимущественно степных и полупустынных пространствах Казахской ССР за 20 лет бурного решения национальных проблем разместились десятки народов, достигавших общей численности, по разным данным, от полутора до двух миллионов человек.

Первыми из депортированных на землю Казахстана ступили поляки. Почти 37 тысяч их было выслано в северные области республики в 1936 году из пограничных районов Украины. В ходе корейской операции НКВД (август 1937 года) из Дальневосточного края сюда привезли свыше 95 тысяч корейцев. В течение 1937-1939 гг. в Казахстан вывозятся азербайджанские курды, армяне, турки.

В течение 1941-1948 гг. в республике растворился мощный поток немцев. В 1943-1944 гг. там же не по своей воле оказались карачаевцы (ноябрь 1943 г.), калмыки (декабрь 1943 г.), балкарцы (март 1944 г.), чеченцы и ингуши (апрель 1944 г.), крымские татары июнь 1944 г.), турки-месхетинцы, курды, хемшины (все – в августе-сентябре 1944 г.), азербайджанцы, армяне, болгары.

Депортированных греков доставляли в республику в течение восьми лет. В 1941 году вместе с немецким контингентом в Казахстане оказалось 15-20 севастопольских греков.

1942 год стал «краснодарским». Примерно четыре тысячи греков попало в республику в результате депортационной кампании, продолжавшейся с апреля по октябрь.

В 1944 году Казахстан «забастовал» и отказался принимать депортированных. Но всё же 1240 греков из Крыма были размещены в Гурьевской области.

Самую мощную прибавку греческому контингенту Казахстана принёс 1949 год, когда из Грузии, Азербайджана, Кубани и Украины доставили около 37 тысяч греков.

К 1950 году в Казахстане среди 820 165 переселенцев насчитывалось примерно 43-44 тысячи греков. Они составляли почти 5% от всего числа спецпоселенцев республики.

В разные годы греков расселяли по разным областям и районам республики.

Греков-севастопольцев в 1941 году разгрузили на станции Акколь Акмолинской области. Семья Михаила Петриди из деревни Алма-Тархан Бахчисарайского района оказалась в Семиозерном районе Кустанайской области. Для выселенных одновременно с немцами по указу от 22 июня 1941 года керченских семей Клавдии Посполитаки и Стили Саввиди новым местом жительства определили Молотовский зерносовхоз Федоровского района.

Большинство депортированных из Краснодарского края и Ростовской области в 1942 году распределили по северному и центральному Казахстану: в Кустанайскую, Павлодарскую, Северо-Казахстанскую, Актюбинскую, Акмолинскую (в состав которой входила и нынешняя Кокчетавская область), Кзыл-Ординскую и Карагандинскую области.

В Кустанайской области больше всего греков разбросали по Карабулакскому району (поселки Карабулак (впоследствии – Комсомолец), Бузау-Ульген). Греки обживались также в Федоровском (пос. Федоровка), Затобольском (пос. Садчиковка), Семиозерном (с. Семиозёрное), Денисовском (село Айликоль), Убаганском (пос. Большая Чураковка) районах, на станции Тогузак. Геленджикских греков разместили в посёлке Гладыксаевка (В 1944 году к ним добавили несколько семей греков из Крыма).

В Павлодарскую область, в Иртышский район, попали семьи Куреаниди, Пантелиади (посёлок Иртышск). Семьи Малхалиди (из станицы Северской), Полихрониди (из Новодмитриевской) разместили в совхозе имени Кутузова, а семьи Пасхалиди и Афанасиади - в село Северное. Здесь же, в Северном, в совхозе «Северный» оказалась семья Иосифиди из станицы Северской. (Велик был СССР, но всюду семьи для Иосифиди был север). Много семей развезли по хозяйствам Железинского района. Жили греки также в Панфилово и других местах.

В Акмолинской области греков разбросали по нескольким районам. В селе Троицкое Зерендинского района оказалась семья Орфаниди из станицы Варенниковской. Других направили в поселки Привольное, Толстоброд, Ковыльное, Бакан. Немало греков разгрузили в Балкашино, Щучинске, Станционном, в райцентре Атбасар и Макинском районе (пос. Смольный и др.). Новороссийских греков расселили по поселкам Арык-Балыкского района (поселки Арык-Балык, Рузаевка).

Бакинских греков со станции Мамлютка (вблизи Петропавловска) в сорок втором году на подводах развезли по хозяйствам Соколовского района («Трудовик» и др.) Северо-Казахстанской области.

На станции Эмба Актюбинской области высадили около 40 греческих семей (примерно 150 человек) из Туапсе (семьи Меланифиди, Ксандопуло, Триандофиллиди).

Майкопские греки из предложенных им в 1942 году мест для поселения предпочли город Казалинск в низовьях Сыр-Дарьи (Кзыл-Ординская область).

В Карагандинской области греков поселили в городе Темиртау (семья Попазиди из Анапы) и селе Астаховка. Но самым главным греческим поселением стала Осакаровка. По воспоминаниям Н. Врацидиса, когда краснополянцы прибыли в Осакаровку, там ещё жили раскулаченные в 1930 году греки. По Осакаровскому району были разбросаны свыше двух десятков только что организованных спецпоселков. Собственно никаких поселков не было: лишь десяток-другой землянок в степи. Поселкам еще даже не успели дать названия. Им присвоили номера. В поселке № 4 оказались семьи Софьи Чентекиди, Софьи Апостолиди, Клавдии Тафиади. В № 8 Анна Колпакиди, Яков Александриди, в № 9 - Константин Апачиди), в № 11 – Елизавета Попандопуло, Николай Харитониди, Николая Кисисоглу, сочинская семья Х. Фаиди.

Евстафий Петриди со своей будущей супругой Деспиной в июне 1942 года оказался в Энбекши-Казахском районе Алма-Атинской области. А семья Алевро из станицы Крымской - на молочной ферме в 18 километрах от поселка Жанакала. Вскоре они перебрались в город Темиртау, где их поселили в недавно освободившемся бараке Карлага. (Афанасий Алевро, вспоминает, что из барака еще не успел выветриться зековский запах).

В 1942 году самым запоминающимся внутриказахстанским маршрутом для греков оказалось плавание по реке Или. Сначала греков довезли до станции Балхаш, а там погрузили на баржу. Ее, заполненную спецпоселенцами, вверх по реке потащил небольшой пароходик.

Несколько суток так добирался до посёлка Иликаткан десятилетний Георгий Калиянидисо станицы Варенниковской. Когда пароходик причаливал к берегу, на нем сразу же появлялись десятки костров. Взрослые варили еду, дети обеспечивали их сушняком.

Другим рейсом по той же реке семью Сидеропуло привезли в поселок Курам, в рыбхоз, недалеко от города Чилик Алма-Атинской области.

Несколько сот семей (преимущественно табаководов) в сорок втором году оказались в табаксовхозах «Панфиловский» и «Чиликский» Алма-Атинской области.

Как отмечалось, в 1944 году Казахстан принял только 1240 крымских греков. Почти всех их направили в Гурьевскую область. По сути, выселенцы попали на тот же гурьевский трудфронт, где «служили» снятые с фронта мариупольские греки.

За три недели до прибытия двух крымских эшелонов (в них везли, кроме греков, еще болгар и армян), 15 июня, в Гурьеве прошло совещание с участием представителя НКВД СССР.

Выяснилось, что предприятия Казнефтекомбината, на которых предстояло использовать труд спецпоселенцев, никаких подготовительных мероприятий еще не проводили.

Не было подготовлено достаточного количества жилой площади, во многих, отсутствовали окна и двери, перегородки, не была проведена дезинфекция. В помещениях, предназначенных для размещения крымских выселенцев не оказалось баков для кипяченой воды и др. Комиссия отметила, что лучше всего подготовка шла в Макате и Доссоре.

В ночь с 8 на 9 июля в Гурьевскую область прибыл первый эшелон СК-729. он доставил 466 семей (2232 человека). Всех их расселили на предприятиях Казнефтекомбината в Макатовском и Жилокосинском районах.

Утром 9 июля прибыл эшелон СК-727 (630 семей, 2057 человек). Это были греки, болгары и армяне из Старо-Крымского района. Что особенно порадовало принимающую сторону, так это то, что крымчане - в основном сельские жители, прибыли «с большим запасом зерна и продуктов».[56]

К 1949 году Казахстан, ставший главной базой перековки сотен тысяч ненадёжных, вновь попал в тяжёлое положение. Прибытие в июле новой порции греков создало массу новых проблем. А при разгрузке двух «греческих» эшелонов (№ 97122 и № 97143) повторилась «кокандская волынка». Впрочем, не столь серьёзная, как в 1944 году.

Эшелон № 97122 должен был разгружаться на станциях Чимкент и Сас-Тюбе. В связи с неподготовленностью станций назначения к приему эшелон перенаправили на станцию Туркестан для разгрузки и последующего препровождения выселенцев на рудник «Миргалимсай». Но в Туркестане пассажиры категорически отказались выходить из вагонов, ссылаясь на обещание начальника эшелона майора Осипова довезти их до Чимкента.

«Применить меры» к взбунтовавшимся не было возможности – на станции Туркестан отсутствовали «оперативные силы» (как доложил в Москву министр внутренних дел Казахской ССР И. Долгих). Тогда было принято решение продвинуть эшелоны для разгрузки до станции Бадам и оттуда распределить прибывших по колхозам Арысского района. Однако и на станции Бадам пассажиры не стали покидать вагоны и продолжили «волынку».

27 июня на станцию срочно прибыла оперативная группа в количестве 40 человек. В подмогу им придали 85 солдат и сержантов из 74-й дивизии конвойных войск МВД из Ташкента. «Оперативные силы» начали переговоры с бунтовщиками. В конце концов, их удалось уговорить. Началась разгрузка эшелона. Во избежание новой массовой вспышки неповиновения, разгрузку производили по 3-4 вагона. Но без эксцессов не обошлось. Принимающая сторона не досчиталась 7 человек, исчезнувших, пока шли переговоры. (Вскоре они были обнаружены и арестованы).

Вину за «волынку» возложили на начальника эшелона майора Осипова. Его обвинили в недостаточно строгом исполнении конвоирами их функций. Конвоиров, как оказалось, было всего 28 человек на 56 вагонов, причем 22 из них были новобранцами и мало знакомыми с несением конвойных службы. Проверка, проведенная на станции Кзыл-Орда, показала, что «Конвой службу несет плохо, дисциплина среди выселенцев отсутствует, выселенцы большими группами уходят из вагонов, куда им угодно, без каких-либо наблюдений со стороны конвоя.

Заместитель начальника эшелона по оперативной части – капитан Савельев агентуры среди выселенцев не имел и поэтому об их настроении и организаторов волынки не знал».[57]

14 вагонов из эшелона № 97143 с абхазскими «добровольцами» в тот же день были поданы под разгрузку на станцию Терень-Узяк в Кзыл-Ординской области и еще 49 вагонов - на ветку «Плотинстроя». Однако на них пассажиры категорически отказались покидать вагоны, требуя везти их либо в Ташкент, либо в Алма-Ату. Мотивировка их была такова: мы - добровольцы и сами имеем право выбирать место жительства и что климат в Кзыл-Ординской области нам не подходит.

Вот как описывал происходившее на станциях Терень-Узяк и ветке «Плотинстроя» министр МВД Казахской ССР И. Долгих:

«Чувствуя себя свободными от дисциплины, они после подачи вагонов под разгрузку, толпами, не подчиняясь конвою и нашим оперативным заслонам, свободно передвигались с одного места на другое.

Например, группа выселенцев в 50 человек на станции Терень-Узяк, покинув вагоны, не подчиняясь оперативным заслонам, пешим порядком направилась на ветку «Плотинстроя», ко второй части эшелона.

В то же время, из поставленных под разгрузку вагонов на ветке «Плотинстроя» выселенцы в количестве до 500 человек, бросив вещи в вагонах, пешком направились к разъезду 12, с целью посадки на проходящие поезда. Когда на указанном разъезде, принятыми мерами посадка на поезда была предотвращена, они пошли дальше, по направлению к ст. Бер-Казань.

Будучи дважды остановлены на пути продвижения оперативной группой УМВД в количестве 26 человек, последней оказали сопротивление, забрасывая ее камнями с выкриками «Бросай оружие!». На предупредительный выстрел не реагировали и продолжали продвигаться.

Достигнув 13 разъезда и, не найдя там воды, вся толпа выселенцев вернулась обратно к своим вагонам, где после проведенной разъяснительной разложенческой работы, при моем личном участии, 1/VII-с.г. были разгружены и расселены по месту их назначения.

Одновременно с этим были разгружены 14 вагонов выселенцев и на ст. Терень-Узяк.

Сопровождавший начальник эшелона майор Красилов в мероприятиях по возвращению ушедших выселенцев принял пассивное участие. Будучи направленным для обеспечения руководства задержанием ушедших выселенцев, возвратился в эшелон, не доложив об этом руководству УМВД.

Считаю необходимым отметить, что вызванный в Кзыл-Орду на разгрузку эшелона из гор. Ташкента командир дивизии – полковник Колесников проявил неустойчивость, не сумел организовать разгрузку эшелона. На мое требование вторично выехать к месту стоянки эшелона и последний разгрузить, от выезда всячески уклонялся, ссылаясь на болезнь, тогда как в действительности был здоров…»

Министр делает вывод о причинах Терень-Узякской «волынки»: «Как видно из вышеизложенного, причиной к возникновению волынок, в обоих случаях, послужило направление всех эшелонов выселенцев, за исключением последнего, № 97877 без решеток, унитазов, с открытыми дверьми, что давало выселенцам свободно общаться между собой. Конвой в этом никакого препятствия не чинил. Оперативно-чекистское обслуживание отсутствовало».[58]

Одна из причин казахстанской «волынки» заключалась в том, что многие семьи ехали разрозненными. Другие, ехали в полном составе, но их дробили, высаживая членов семьи на разных станциях. (В Терень-Узяке, например, высадили только часть семьи Алхазовых, другую повезли дальше).

Совершенно неожиданным для казахстанской принимающей стороны стало прибытие того самого «сверхсекретного» греческого эшелона с абхазскими добровольцами, который был составлен из греков трех колхозов – «Красная Армия», имени Маленкова и «Красный садовод» Сухумского района. У старшего по эшелону, парторга колхоза «Красная Армия» Харлампия Мистакопуло имелось удостоверение, выданное горсоветом города Сухуми, в котором указывалось, что выселенцы следуют в добровольном порядке в Пахта-Аральский район Южно-Казахстанской области на постоянное жительство. Никаких других сопроводительных документов на пассажиров не было.

На станции Арысь в эшелон подсела опергруппа. По ходу поезда чекисты составили повагонные списки. Им надо было срочно решить, где разгружать эшелон и куда размещать пассажиров. С одной стороны, ни одна пара рук не была лишней. (Как писал в своем отчете инспектор ОСП МВД СССР полковник Егоров: «рабочая сила нужна дозарезу и притом в неограниченном количестве»). С другой, никто из руководителей хозяйств, не будучи оповещен о прибытии этих самых рабочих рук, не прислал нарядов и не выделил транспорт для развоза людей. Не были подготовлены жилища. Опергруппа решила разгрузить вагоны в Чимкенте, а там видно будет…

Прием к спецконтингента на станциях разгрузки осуществлялся по отработанной схеме.

 

В 1949 году сухумский эшелон, в котором старшим был Иван Апачиди, прибыл на станцию Кзыл-Ту (недалеко от Чимкента) поздней ночью. Прежде чем приступить к разгрузке, представители МГБ перед каждым вагоном установили столики с зажженными фонарями типа «летучая мышь». Выходя из вагона, каждый выселенец подходил к столику, называл себя. Начальник эшелона, его заместитель по оперативной работе и принимающая сторона (сотрудник МГБ) сверяли пассажиров со своими списками.

Тут же прибывшим давали подписать какую-то бумажку. Когда до людей дошло, что это за расписка, они бросились к Ивану Апачиди:

- Янго, Янго! Нас выселяют навечно!

- Подписывайте, я уже сам подписал. Вечного ничего нет!

 

Многие, тем не менее, не последовали совету Ивана.

 

«Выселенец-грек Касандопуло (так - в документе – И. Д.) при заполнении на него анкеты и отбора расписки об объявлении Указа от 26/XI-1948 г. на вопрос был ли он в плену, заявил:

«В плену я никогда не был, но теперь попал в плен. Однако расписку подписывать я отказываюсь»[59].

 

Многие греческо-подданные мотивировали свой отказ давать подобные расписки тем, что на них не распространяется юрисдикция советского законодательства. В таких случаях работники МГБ имели инструкцию в присутствии понятых (в основном из числа партийно-советских работников) составлять соответствующие акты, которые приобщались к личным делам спецпоселенцев.

Одновременно с этим у греческо-подданных отбирались национальные паспорта. (Взамен предполагалось выдать им паспорта для выселенцев особой серии).

По состоянию на 14 июля 1949 года от греков-выселенцев в Южно-Казахстанской области было отобрано:

расписок по объявлению Указа
(из требуемых 15897)

– 11435

расписок по объявлению Постановления СНК № 35

 – 11442

заполнено анкет

- 12072

заполнено учетных карточек
форм №№ 5 и 6

 - 10580

заведено личных дел на выселенцев

-  4095.[60]

 

Об общем количестве греков, прибывших в республику в 1949 году, можно судить по данным, приводимым в секретном рапорте начальника спецпоселений МВД СССР полковника В. Шияна на имя министра внутренних дел С. Круглова.

Таблица 25

Греческий контингент, прибывший в Казахскую ССР в 1949 году

Откуда депортировано

Количество семей

Человек

Из Грузинской ССР 6692 31274
Из Азербайджанской ССР  121   326
Из Украинской ССР  123   476
Из Российской Федерации:
Из Краснодарского края
Из Крымской области
1490
1466
24
 4475
4398
77
                  Всего 8426 36551

(Скорее всего, в записке-рапорте учтены не все одесские греки. На рапорте стоит помета: «Включить Одессу», из которой выселили, по крайней мере, 537 греков).

Неточность вкралась и в численность крымских греков, попавших в 1944 году в Гурьевскую область. Нет в сводке и молдавских греков. Скорее всего, их «посчитали» вместе с греками-одесситами или греками-измаильцами.

В другом документе говорится о прибывших выселенцах-греках в количестве 8752 семей (37141 человек), которые расселены в 27 районах пяти областей.[61]

Еще один документ – докладная записка «О приеме и расселении вновь прибывшего контингента выселенцев-греков на территорию Казахской ССР», подписанная министром внутренних дел Казахской республики И. Долгих и датированная 5 августа 1949 года, свидетельствует о 8911 семье и 37108 греках.[62] 

В «Истории Казахстана» находим данные о 37 218 выселенцах с черноморского побережья Кавказа и Кубани, высланных в 1949 году.

География расселения в 1949 году, несмотря на несравненно большую численность депортированных, по числу областей оказалась гораздо скромнее географии расселения 1942 года. Первоначально она должна была быть еще скромнее. Лишь в двух областях предусмотривалось расселить греков: в Джамбульской и Южно-Казахстанской. Однако, как писал в своей 16-ти страничной докладной записке министру Рясному «О приеме и расселении вновь прибывшего контингента выселенцев-греков на территорию Казахской ССР» министр внутренних дел Казахской ССР И. Долгих, «…В связи с дополнительным направлением 4-х эшелонов выселенцев и отсутствием какой-либо возможности обеспечения жилой площадью расселение… решено было произвести в Кзыл-Ординской и Талды-Курганской областях».[63]

Основную массу греков теперь приютила Южно-Казахстанская область (центр – город Чимкент). Пунктами разгрузки «греческого контингента в области стали станции Велико-Алексеевская, Сыр-Дарья, Кзыл-Ту, Бадам, Тимур, Туркестан, Сас-Тюбе и Чимкент. На станции Арысь был создан диспетчерский пункт для распределения эшелонов с выселенцами по пунктам разгрузки.

Южно-Казахстанская область – преимущественно степная с невысокими холмами и отрогами гор. Лишь к востоку от железной дороги возвышается над степью хребет Каратау. На западе простирается знаменитая пустыня Кызыл-Кум - родина знойных ветров и губительных песчаных бурь.

В годы сталинских пятилеток в этих местах усилиями заключенных здесь вырыли канал, напоивший пустынные земли водой. Орошенные земли теперь занимали большую часть сельхозугодий в Пахта-Аральском, Кировском и Ильичевском районах. И хотя основную культуру здесь составлял хлопок, сады и виноградники к концу 1949 года занимали площадь в 647 гектаров. Отделение совхоза «Пахта-Арал» «Сад и огород» выращивало лучшие промышленные сорта яблок. Сады и виноградники, хоть отчасти напоминали батумским и сухумским грекам их родину.

 

После регистрации началась посадка. Прибывших уже поджидали председатели колхозов, пригнавшие к станции все свободные колхозные грузовики (в основном это были ЗиС-5). Первым делом председатели выбирали полные семьи и специалистов.

Семью И. Апачиди и других его родственников привезли в колхоз имени Амангельды в райцентр Абай-Базар Келесского района. Расстояние в 140 километрах преодолели за 5 часов.

Выгрузили под утро на какой-то огороженной высоким забором площадке. Когда рассвело, выяснилось, что это площадка, куда свозится хлопчатник. Она была огорожена двухметровым дувалом.[64]

В тот же день прибывшие ознакомились с окрестностями и местным населением. Сильнее всего греков поразила степь – без единого деревца. Она была таким же безбрежным морем, что и в Абхазии, только без воды.

А казахов привел в изумление примус. Когда Деспина Параскевопуло раскочегарила его и тот загудел, выпуская из себя струю огня, казахи не на шутку испугались:

Ой бой! Ой бой! Она унэ? (Ах! Ах! Что это такое?!)

 

Прибывшие в колхоз «Жана Турмыс» Свердловского района Джамбульской области (30 семей) поразились тому, что даже крыши домов были сделаны из глины. На некоторых из них рос бурьян. В степи паслись лошади, ослы и знакомые только по картинкам верблюды. Комендант Ильговский ознакомил их с режимом. Он провел собрание и сообщил, что греки высланы навечно и обязаны каждый месяц отмечаться в спецкомендатуре.

Из 8911 греческих семей в Южно-Казахстанской области было расселено 5512 семей, т. е. почти 62 процента.

Ниже приводятся таблицы, составленные на основании записки И. Долгих. (В ряде случаев данные, приведенные министром, расходятся с данными, обнаруженными в архивах).

Таблица 26

Расселение греков в Южно-Казахстанской области

Количество районов Семей Человек Мужчин Женщин Детей до 16 лет
7 5512 24882 7510 8272 9100
из них по районам и по хозяйствам в них
по районам по хозяйствам
район семей человек виды
хозяйств
кол-во хозяйств семей человек
Арысский
Ильичёвский
Келлеский
Кзыл-Кумский
Кировский
Пахта-Аральский
Туркестанский
Шаульдерский
335
1387
415
356
950
784
978
307
1554
6550
1494
1870
4714
3624
4021
1055
по колхозам

118

3078

14006

по совхозам

3

1456

6855

рудник
Миргалимсай         

1

978

4021

Количество спецкомендатур 23

 

Среди них находились 13469 подданных Греции и 404 человека без гражданства. [65] (по данным переучета 12 сентября 1949 г.)

В Южно-Казахстанской области оказались расселенными и часть «добровольцев». Их распределили по тем же районам.
В Ильичёвский – 13 семей (67 человек),
в Кировский – 24 (74),
в Кзыл-Кумский - 30 (132),
в Пахта-Аральский – 9 (23),
в Туркестанский – 29 (93).

Кроме того, 1 семью из 7 человек определили в город Чимкент, а еще 4 семьи  (20 человек) в Тюлькубасский район. (Почему-то ни Чимкент, ни Тюлькубасский район не попали в сводку И. Долгих).

Из всех областей именно в Южно-Казахстанской области больше всего греков попало на промышленные предприятия. Собственно, это было одно-единственное предприятие – свинцовый рудник Миргалимсай. Он «поглотил» три полных эшелона с греками из Грузии и Краснодарского края. Остальных разбросали по более чем 70 колхозам и совхозам в восьми районах.

В Ильичёвском районе, например, греков распределяли по следующим хозяйствам:

- совхоз Пахта-Арал и его отделения (им. Сталина, им. Дзержинского, им. Коминтерна, им. 1 Мая, Октябрьское, Центральное);

- колхоз «Ульгули» и другие.

В Джамбульской области разгрузили 4 эшелона, в трех из которых доставили греков-«добровольцев». На станции Джамбул был организован главный диспетчерский пункт во главе с заместителем начальника УМВД подполковником Матвиенко. На него было возложены прием прибывающих эшелонов и распределение их на соответствующие станции разгрузки. На эти станции для документации (заполнения анкет, отбора расписок об объявлении Вечного Указа, а также для дальнейшего конвоирования к местам расселения были мобилизованы аппараты отделов спецпоселений, отделов по борьбе с бандитизмом и все работники районных отделений МВД.

Эшелоны стали прибывать с 25 июня. Эшелон № 97119 доставил на станцию Мерке 332 семьи (1004 человека). Их распределили по трем районам.

В Меркенском районе оставили 119 семей (336 человек). 25 семей попали в совхоз им. Ленина, остальных распределили по 9 колхозам. По Коктерекскому району развозили со станции Чу. 127 семей (392 человека) расселили также по 9 колхозам (поселки Семисузак, Фурмановка, колхозы имени Чапаева, Ворошилова).

На станции Отар разгрузили 86 семей (243 человека), они попали в 12 хозяйств Красногорского района.

26 июня прибыл эшелон № 97117. В нем ехало 365 семей (1214 человек). Всех их разгрузили на станции им. Крупской, а расселили в 11 колхозах Таласского района (колхозы им. Амангельды, пос. Чулак-Тау и др.).

На следующий день прибыл эшелон № 97118 с 463 семьями (1258 человек). Часть пассажиров (247 семей – 703 человека) со станции Джамбул повезли в три совхоза (110 семей) и 17 колхозов (137 семей) Джамбульского района (колхозы «Арал-Тюбе», «Майтюбе» и  др.). Вторую часть эшелона разгрузили на станции Уч-Булак (216 семей, 555 человек) и развезли по 15 колхозам («Кокузек», «Ак-Жар», и др.), Свердловского района.

Четвертый эшелон - № 97145 прибыл 29 июня. Он привез 341 семью (1566 человек). Он разгружался на станции Чулак-Тау (164 семьи, 818 человек), которых направили в Таласский район (в совхозе «Уч-Арал» расселили 40 семей, остальных распределили по 10 колхозам).

В Луговской район попали оставшиеся 177 семей (748 человек). Местами их жительства стали совхоз им. Ленина (20 семей) и 11 колхозов («Жана-Турмыс» и др.).

Таким образом, в Джамбульской области расселили 1501 семью (5039 человек).

По сводке республиканского министра И. Долгих картина несколько иная:

Таблица 27

Расселение греков в Джамбульской области

Количество районов Семей Человек Мужчин Женщин Детей до 16 лет
7 1487 5045 1389 1986 1670
из них по районам и по хозяйствам в них

по районам

по хозяйствам

район семей человек виды
хозяйств
кол-во хозяйств семей человек
Джамбульский
Коктерекский
Красногорский
Луговской
Меркенский
Свердловский
Таласский
231
127
86
177
119
218
529
705
392
243
748
369
555
2033
по колхозам 80 1261 4219
по совхозам 6 169 566
по
промпредприятиям        
  57 260
Количество спецкомендатур 10

Разночтения, возможно, связаны с тем, что, как признавался начальник УМГБ по Джамбульской области, в эшелонах № 97118 и № 97145 был запутан учет, содержались неточности в повагонных списках. Да и сам начальник ошибся в подсчете количества прибывших семей и общего количества членов в них.

Примерно 250 вагонов разгрузили на станциях Кзыл-Ординской области. Больше половины из них составили «добровольцы». Их доставили эшелоны № 97143 и 97144 (575 «добровольных» семей (2719 человек).

473 человека из них определили в колхозы, 102 человека в совхозы Яны-Курганского и Сыр-Дарьинского районов (пос. Тас-Бугет и др.). На промышленных предприятиях трудоустроилось 2058 человек (деревообделочная мастерская, молочный завод в г. Кзыл-Орда и др.).

Согласно докладной записке И. Долгих, расселение греков в Кзыл-Ординской области, имело несколько иной характер.

Таблица 28

Расселение греков в Кзыл-Ординской области

Количество районов Семей Человек Мужчин Женщин Детей до 16 лет
7 1168 4604 1283 1551 1770
из них по районам и по хозяйствам в них
по районам по хозяйствам
район семей человек виды
хозяйств
кол-во хозяйств семей человек
Аральский
Джалагашский
Кармакчикский
Сыр-Дарьинский
Терень-Узякский
Чиилинский
Яны-Курганский
181
37
84
442
194
115
115
568
103
302
1814
854
554
409
по колхозам   768 3219
по совхозам      
по промпредприятиям            400 1385
Количество спецкомендатур 8

 

В Талды-Курганскую область греки прибыли эшелонами № 97122, № 97142 № 97143 (часть вагонов которого до этого разгрузили в Кзыл-Ординской области).

Таблица 29

Расселение греков в Талды-Курганской области

Количество районов Семей Человек Мужчин Женщин Детей до 16 лет
4 430 1974 529 605 840
из них по районам и по хозяйствам в них
по районам по хозяйствам
район семей человек виды
хозяйств
кол-во
хозяйств
семей человек
Аксуйский
Бурлю-Тюбинский
Кировский
Капальский (Октябрьский)
170
38
104118
829
213
419453
по колхозам 33 347 1681
по совхозам 2 83 293
по промпредприятиям          - - -

Среди них были 22 семьи (85 человек) добровольцев. Их расселили в тех же районах:
В Аксуйском районе - 8 семей (34 человека),
в Бурлю-Тюбинском – 5 (17),
в Кировском – 7 (20),
в Капальском (Октябрьском) – 2 (9).[66]

Почти на самой границе с Китаем - в поселке Коктал (в 40 километрах от границы) оказалась семья Камбериди из Чиатуры, а в поселке Конур-Олен – две семьи Спиранди из Кутаиси.

Меньше всего греков в 1949 году попало в Алма-Атинскую область. Сюда в основном доставили греков из Одесской и Измаильской областей.

Их привезли на станцию Алма-Ата-1 в пяти вагонах эшелона № 97181 (всего в эшелоне было 55 вагонов. 50 вагонов с выселенцами других национальностей выгрузили в Чемолгане). Со станции Алма-Ата-1 на 44 автомашинах греков отправили в Чиликский район для расселения в табаксовхозе и в пяти колхозах. Табаксовхоз принял 254 семьи (из которых 153 были одиночки) общей численностью 448 человек. В пяти колхозах села Малыбай расселили 60 семей (155 человек).

В общем числе принятых в Алма-Атинской области оказалось 66 добровольцев. В данном случае это слово можно не обрамлять кавычками. 38 взрослых и 28 детей - преимущественно русских прибыли вместе со своими родными-греками без всякого давления, написав при выселении заявления в органы МГБ.

Таблица 30

Расселение греков и членов их семей в Алма-Атинской области

Количество районов Семей Человек Мужчин Женщин Детей до 16 лет
1 314 603 264 226 113
из них по районам и по хозяйствам в них
по районам по хозяйствам
район семей человек виды
хозяйств
кол-во хозяйств семей человек
Чиликский 314 603 по колхозам 5 60 155
табаксовхоз 1 254 448

 

Так, 1 июля 1949 года несколько групп греков численностью до 100 человек, расселенных в трех колхозах Шаульдерского района Южно-Казахстанской области, собрались на станции Тимур. Они намеревались выехать в другие места. Комендант станции пытался отговорить их от этой затеи, но у него ничего не вышло. Пришлось прибегнуть к помощи оперативной группы из УМВД. Она водворила зарвавшихся «добровольцев» к местам положенного расселения.

Один из организаторов похода Дмитрий Фаласаниди так объяснил случившееся:

«Наш бунт на ст. Тимур имел свои причины и значение, т. к. в это время многие греки из Шаульдерского района и других районов, узнав о нашем бунте, уехали в Москву для того, чтобы поставить в известность греческое консульство об издевательствах над греческими подданными со стороны Советской власти».[67]

Аналогичные случаи имели место 30 июня в Кировском районе и 3 июля в Кзыл-Кумском.

 

Во второй раз прибыла в Казахстан семья Влондис – Анна с двумя сыновьями: Иваном и Георгием. В первый раз Анна в качестве кулачки осваивала Карагандинскую область в 1933 году. Тогда двух лет, которые она провела в ссылке, не хватило для её перевоспитания. Теперь вместе с другими сочинскими греками и гречанками Анна обживала джамбульскую землянку.

В который раз Анна корила себя за отказ от эмиграции в далёком 1913 году. Её муж, Яков Влондис, греческо-подданный, незадолго до первой мировой войны был отозван на Крит (начинался процесс воссоединения острова с Грецией). Яков выехал один, уверенный в скором возвращении в Сочи. Ситуация в Греции скорректировала его планы и не позволила сбыться его чаяниям. Он написал жене, чтобы она забрала детей и ехала к нему. Анна собралась было уже уехать, но в последний момент родственники отговорили её.

Революция семнадцатого года перевернула жизнь Анны. Сначала раскулачивание – с потерями всего нажитого и надежд на возрождение, а вскоре – тридцать седьмой с его ночными арестами и постоянным страхом за сыновей превратили её жизнь в сплошной кошмар.

В сорок втором очередная атака на греков, соединившая в себе раскулачивание 1930-го и аресты 1937-го, заставила Анну окончательно распрощаться с мечтами обрести счастье в стране, на которую она возлагала столько надежд...

Очередную ссылку она восприняла спокойно, как неизбежный рок судьбы. Казахстан ее не пугал. Анна приехала почти что на родину.

 

Миграция спецпоселенцев внутри Казахстана продолжалась все последующие годы. В результате к началу 1952 года картина расселения греков по республике выглядела следующим образом.

Таблица 31

Расселение греков в Казахстане в первом полугодии 1952 года

Республика, область Первое полугодие 1952 года
 1942  1944  1949 греков
всего подданных
 Греции
Казахская ССР 5280 886 ? 30180 20285
по областям:          
Акмолинская 408   13 421 139
Актюбинская 86 1 1 88 73
Алма-Атинская 1603 84 441 2086 1616
Восточно-Казахстанская 3 - - 5 -
Гурьевская - 743 6 725 1
Джамбульская 91 15 3523 3654 1553
Западно-Казахстанская 64   1 65 40
Карагандинская 1432 - 3 1396 1060
Кзыл-Ординская 99 6 2904 3048 1103
Кокчетавская 833 1 2 834 246
Кустанайская 96 22 1 110 77
Павлодарская 490 - 2 490 423
Северо-Казахстанская 10 3 - 19 10
Семипалатинская 15 - - 18 15
Талды-Курганская 18 6 1170 1197 1087
Южно- Казахстанская 32 5 16091 15952 12842

Примечания: таблица содержит некоторые расхождения по отдельным строкам. (Составлена по данным министерства внутренних дел Казахской ССР).

 

Таблица 32

Расселение греков в Казахстане во втором полугодии 1952 года

Республика, область Второе полугодие 1952 года
1942 1944 1949 греков
всего подданных Греции

Казахская ССР

5317 985 24511 30482 21057

по областям:

         

Акмолинская

420 - - 435 139

Актюбинская

86 - - 88 73

Алма-Атинская

1593 85 427 2090 1653

Восточно-Казахстанская

3 - - 5 -

Гурьевская

- 750 - 732 1

Джамбульская

97 16 3576 3719 1576

Западно-Казахстанская

64 - 1 65 40

Карагандинская

1429 - 3 1393 1055

Кзыл-Ординская

98 6 2969 3054 1117

Кокчетавская

858 1 3 855 245

Кустанайская

96 22 1 124 77

Павлодарская

499 - 2 499 295

Северо-Казахстанская

10 3 - 19 -

Семипалатинская

14 - - 25 14

Талды-Курганская

20 6 1176 1197 1121

Южно- Казахстанская

30 5 16348 16182 13651

Примечание:
1. За второе полугодие 1952 года в Казахстане родилось 585 греков, умерло 108. Всего в республике находилось 11040 семей.
В их число входили и греческо-подданные. На 1 июля 1952 года 22800 граждан Греции были распределены по местам спецпоселения следующим образом:
Казахская ССР – 20285
Киргизская ССР – 3
Таджикская ССР - 6
Узбекская ССР – 2440
Башкирская АССР – 17
Марийская АССР – 1
Кемеровская область – 22
Молотовская область – 5
Свердловская область – 18
Томская область – 3.

На самом деле их было на 400-450 человек больше, но они не имели на руках соответствующих документов.
Следует отметить, что из всех иностранно-подданных, находившихся на спецпоселении, граждане Греции составляли свыше 82 %.

С 1953 года начинается сокращение греческого контингента в республике. Некоторые послабления в режиме, вызванные смертью И. Сталина, позволили части спецпоселенцам избавиться от опеки контролировавших их спецкомендатур и переехать в другие регионы СССР. В первую очередь, конечно, на места прежнего проживания.

 

 

К содержанию

В начало страницы

--------------------------
[51] Всесоюзная перепись населения 1926 года. Т. 8. Казахская АССР. М., 1928. С. 15-43.
[52] Абылхожин Ж. Б. Очерки социально-экономической истории Казахстана. Алматы. 1997. С. 202.
[53] Земсков В. Н. «Кулацкая ссылка» //Социологические исследования. 1991. № 10.
[54] Статистический сборник по отдельным показателям всесоюзных переписей населения
1939, 1959, 1970, 1979 и 1989 гг. Алма-Ата. 1991. С. 7-70.
[55] Бывшая и нынешняя Акмолинская область
[56] ГА РФ. Ф. Р-9479. Оп. 1. Д. 180. Л. 3.
[57] ГА РФ. Ф. Р-9479. Оп. 1. Д. 476. Л. 72.
[58] ГА РФ. Ф. Р-9479. Оп. 1. Д. 476. Л. 73
[59] ГА РФ. Ф. Р-9479. Оп. 1. Д. 476. Л. 76.
[60] ГА РФ. Ф. Р-9479. Оп. 1. Д. 476. Л. 89.
[61] ГА РФ. Ф. Р-9479. Оп. 1. Д. 464. Л. 36.
[62] ГА РФ. Ф. Р-9479. Оп. 1. Д. 476. Л. 67.
[63] ГА РФ. Ф. Р-9479. Оп. 1. Д. 476. Л. 66.
[64] Глинобитный забор
[65] ГА РФ. Ф. Р-9479. Оп. 1. Д. 489. Л. 260.
[66] ГА РФ. Ф. Р-9479. Оп. 1. Д. 476. Л. 240.
[67] ГА РФ. Ф. Р-9479. Оп. 1. Д. 476. Л. 77.
 
Новости проекта

21.04.2017

  Архив УФСБ о Ростовской области


Подробнее...


21.04.2017

  Работа в архивах Москвы


Подробнее...


14.02.2017

  Работа в архивах Москвы


Подробнее...


29.11.2016

  Поездка в Донбасс, Москву и Вологду


Подробнее...


03.11.2016

  Встречи в Лазаревском и Сочи


Подробнее...


Все новости
Грамматикопуло И.М.
(Абинск, Краснодарский кр.)



 
Rambler's Top100

·Карта проекта