Загрузка фотографии
 
 
"...Чтобы прошедшие события с течением времени не пришли в забвение ..."    Геродот "История"
 
 
 
 
БЫСТРЫЙ ПОИСК
Введите начало фамилии:
 

 

Конференции.
(Краснодар-2007)

Иван Джуха,

Репрессии против греков в СССР в ХХ веке
(к 70-летию начала террора)

 

 

Греки в России всегда занимали особую нишу, определенную религиозной и культурной общностью с русским народом и сложившимися на их базе прочными многовековыми связями. Немаловажное значение имело и наличие общего противника в лице Оттоманской Порты. В трудные моменты своей истории греки рассматривали Россию в качестве единственной покровительницы и главной защитницы православия. Исторически сложившиеся, симпатии греков к России, спроецировались и на СССР. Но большевизм, установившийся в России, стал для греков режимом не менее страшным, чем турецкий эпохи младотурков.

Череду планомерных репрессий против греков открыло раскулачивание 1929-1933 гг. Хотя оно не носило этнической окраски, количество греков, подвергшихся высылке с конфискацией имущества составляет примерно 4-5 тысяч человек.

В наибольшей мере раскулачиванию подверглись приазовские, кубанские, крымские и одесские греки. Местами высылки стали Северный край, Урал, Казахстан и Западная Сибирь.

В ходе «Большого террора» одной из четырнадцати этнических операций, проведенных НКВД, стала греческая. Будучи одной из самых краткосрочных и далеко не самой массовой греческая операция значится лидером по «кровавости»: расстрелу подверглись свыше 90 процентов арестованных.

Прелюдией к ней стало закрытие с 1 декабря 1937 года национальных школ в Советском Союзе. В Грузии, Краснодарском крае, Крыму и Приазовье прекратили работу около 250 греческих школ.

Ключевое событие произошло 11 декабря 1937 года. В этот день НКВД СССР шифротелеграммой направил во все свои республиканские, краевые и областные управления директиву № 50215. Подписанная Н. Ежовым, она определяла сроки проведения операции, спектр обвинений и виды наказаний.

Преамбула греческой директивы гласила: «Материалами следствия устанавливается, что греческая разведка ведет активную шпионско-диверсионную и повстанческую работу в СССР, выполняя задания английской, германской и японской разведок…». Перед органами НКВД ставилась задача «ликвидировать крупные шпионско-диверсионные и националистические контрреволюционные организации греков». Приказывалось с 15 декабря 1937 года одновременно во всех республиках, краях и областях провести «аресты всех греков, подозреваемых в шпионской, диверсионной, антисоветской националистической работе».

В ночь с 14 на 15 декабря во всех греческих селах СССР и городах с компактным проживанием греков начались массовые аресты. К концу декабря уже не было такого уголка в СССР, где бы органы НКВД не обнаружили затаившегося «грека-шпиона» или «грека-контрреволюционера». Одну за другой «греческие националистические организации» обезвреживают в Харькове, в Греческом районе Краснодарского края, в Сухуми, Батуми, в подмосковных Люберцах, в каждом греческом селе Приазовья и даже в заполярной Игарке. В местах кулацкой ссылки арестовывали греков-кулаков, ради которых, собственно, и зачинали террор в стране.

Подавляющая часть арестованных была, как правило, малограмотными, издавна состоявшими в российском (советском) гражданстве. В «половом» отношении греческая операция носила мужской характер. Свыше 90% «изъятых» составляли мужчины в возрасте от 20 до 55 лет.

Пять путей открывались перед арестованными. После освобождения за недоказанностью обвинения (таких набралось не более 50-100 человек), высылки из страны (единицы) и смерти в тюрьме (несколько десятков человек), оставались два магистральных направления, по которым направлялись судьбы 99 процентов арестованных греков: расстрел и концлагерь.

10 января 1938 г. состоялось первое заседание Особого совещания в Москве. В протоколе № 1, утвержденном руководителем НКВД Ежовым и генеральным прокурором СССР Вышинским, значились 174 фамилии греков Донецкой области. Все они были приговорены к расстрелу.

Самыми «ходовыми» были обвинения по 10, 11 и 6 пунктам статьи 58 УК РСФСР или аналогичным статьям УК союзных республик. (Греки, в зависимости от региона, объявлялись японскими, румынскими, английскими, немецкими, польскими, эстонскими шпионами. Но больше всего они «шпионили» в пользу Греции). Нередко одному и тому же лицу инкриминировали все три пункта, а иногда и 4-5.

Только по официальным данным в Донецкой области за две недели 1937 г. арестовано свыше трех тысяч греков. Вот статистика по отдельным греческим селам.

Таблица 1

Село

Арестовано

Расстреляно

% расстрелянных

Анадоль

76

72

94.7

Богатырь

150

138

92.0

Большая Каракуба

137

130

94.9

Большой Янисоль

144

135

93.8

Бугас

115

103

89.6

Константинополь

165

160

97.0

Малый Янисоль

109

108

99.1

Мангуш

252

247

98.0

Новая Каракуба

86

80

93.0

Сартана

132

131

99.2

Старая Игнатьевка

188

180

95.7

Старая Карань

134

130

97.0

Старая Ласпа

108

103

95.4

Старобешево

233

223

95.7

Старый Керменчик

168

163

97.0

Старый Крым

110

104

95.5

Стыла

248

238

96.0

Улаклы

120

109

90.8

Урзуф

66

65

98.5

Ялта

219

214

97.7

Примерно в таком же количестве и в такой же пропорции вынесены приговоры в греческих селах Краснодарского края.

Известно, по крайней мере, два «греческих альбома» из Грузии, утвержденных ОСО 2 и 15 июля 1938 г. Они содержали по 600-800 греческих фамилий. Приговоры по грекам Грузии имеют ту специфику, что к моменту их рассмотрения в Москве планы по расстрелам были уже выполнены. Одновременно резко увеличилось число нарядов на Колыму.

Данные, которыми мы располагаем на сегодняшний день, позволяют говорить о 21-25 тысячах репрессированных греках в СССР.

Завершив греческую операцию, И. Сталин, четыре года спустя, приступил к реализации нового «греческого плана». В течение семи лет – с 1942 г. по 1949 г. греки СССР подверглись многократным массовым насильственным переселениям из мест исторического проживания в Казахстан, Среднюю Азию, Урал и Сибирь.

Генеральная причина депортаций 1940 гг., как и репрессий в 1937-1938 гг., проистекала из самой сути коммунистической системы. Депортационная политика советского государства была заложена в его базовых принципах организации общественной жизни и вытекала из принципа обязательности «общественно-полезного» труда.

А еще депортация - один из самых эффективных для тоталитарных режимов способов разрешения национальных проблем. Многие исследователи, анализируя причины массовых этнических депортаций в СССР, полагают, что И. Сталин, которого раздражала национальная пестрота государства, преследовал цель ускорить ассимиляцию малых народов среди более крупных наций.

«Общим знаменателем» для всех трёх депортационных греческих операций стала никуда не исчезнувшая «неблагонадёжность» греков. Но, несмотря на отсутствие хоть каких-то доказательств нелояльности греков, И. Сталину чудилась исходившая от них угроза. Не могли же бесследно пройти раскулачивание и террор против греков  в 1937-1938 гг.?!

Из пяти крупнейших греческих диаспор в СССР насильственное выселение в 1940-е гг. не затронули две: цалкинскую и приазовскую (мариупольскую). Вряд ли технические трудности стали тому причиной: дефицита вагонов и вооруженной охраны для этих целей государство не испытывало даже в годы войны.

Впрочем, и проведенных вполне достаточно, чтобы выявить отличительные признаки греческих депортаций. Таковых, как минимум, три.

Во-первых, греческие депортации разнородны. Среди них есть депортации превентивные, есть выселения «социально опасных» элементов (варианты: «членов семей врагов народа», иностранно-подданных, очистка приграничной полосы), есть депортации-наказания.

Во-вторых, объектом для наказания выступил народ, который, возможно, как никакой иной, обладал особыми культурологическими заслугами перед Россией. В контексте многовековых отношений между Россией и Грецией, решения о наказании греков выглядят абсолютно неадекватными.

Третья особенность греческих депортаций – их многофазность. За 14 лет, греки, по крайней мере, девять раз подвергались насильственному выселению из мест своего исторического проживания. Хронология насильственных выселений с 1937 г. по 1951 г. выглядит следующим образом.

Довоенная фаза выселений.

1937 год – выселение членов семей врагов народа из пограничной полосы.

1938-1939 гг. отправка в Грецию примерно 10.000 греческо-подданных. Многих – насильственно.

1939 год – выселение греков из Севастополя (вместе с другими инонациональностями).

1940 год - выселение греков (вместе с другими инонациональностями) из Мурманска и Мурманской области.

Военная фаза.

1941 год – выселение греков из Крыма по указу от 22 июня 1941 года, состоявших в родстве с немцами. 

1942 год – выселение греков - иностранно-подданных с Черноморского побережья Краснодарского края, ряда районов и станиц Ростовской области. Выселение из Керчи и Азербайджана.

1944 год – выселение греков из Крыма.

Послевоенная фаза.

1949 год – выселение греков с Черноморского побережья и Кубани, Измаильской, Одесской областей Украины, из Азербайджана и из Молдавии.

1951 год – выселение нескольких десятков греческих семей из Грузии и Грозного.

Главными из перечисленных являются депортационные акции 1942 г., 1944 г. и 1949 г.

Официально, выселения 1942 – 1944 гг. объяснялись обстоятельствами военного времени. На самом деле все как раз обстояло наоборот: военные обстоятельства были лишь прикрытием для очередных сталинских манипуляций в сфере национальной политики. Нагляднее всего данный тезис подтвердился событиями июня-июля 1949 года. В течение трех дней вне всякой связи с войной было проведено самое массовое выселение греков с Черноморского побережья и прилегающих к нему материковых районов Кубани.

Каждая греческая депортация, имея указанные общие причины, была обогащена массой конкретно-исторических нюансов. Так, депортации военных лет - 1942 г. и 1944 г. отличаются одна от другой тем, что первая носила превентивный характер, а вторая - возмездный. Выселение греков из Краснодарского края и Ростовской области в 1942 году диктовалось опасением, что греки перейдут на сторону наступавших немецких войск. Наоборот, депортация 1944 года из Крыма стала «наказанием» грекам, за якобы имевшее с их стороны пособничество немцам в период оккупации Крыма.

А послевоенное выселение 1949 года с Черноморского побережья и Баку ни под какую из этих разновидностей не подпадало. В основе своей это был самый настоящий захват ценных причерноморских земель грузинской партократией и их приближенными, (из 37,5 тысяч депортированных свыше 30 тысяч пришлось на Грузию), проведённый под лозунгом очистки приграничных территорий от социально-опасных элементов.

В военные 1942-44 гг. местами расселения греков стали малонаселенные районы Северного и Центрального Казахстана, Урал и Сибирь. В Узбекистан в 1944 году направили 3500 греков – подданных Греции. В 1949 году греков расселили в пяти областях Южного Казахстана.

Статус греков-спецпоселенцев ничем не отличался от положения других высланных по национальному признаку. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 года навечно прикреплял их к местам расселения. За побег Указ предусматривал 20 лет каторжных работ.

Ежемесячно каждый взрослый спецпоселенец обязан был в строго определенный день являться в спецкомендатуру и расписываться в журнале регистраций. Только после смерти И. Сталина режим в резервациях стал смягчаться, а с середины 1950-х гг. с греков (как и с других народов) стали снимать ограничения. Но это были полумеры. Они не обязаны были больше отмечаться в спецкомендатурах. Однако им по-прежнему была закрыта дорога на родину. Это ограничение действовало по некоторым категориям греков вплоть до 1972 года.

Единственное, что отличало греческий контингент от остальных, заключалось в том, среди спецпоселенцев греков, почти половину (около 28 тысяч человек) составляли греческо-подданные.

Численность греков, депортированных в 1942-1949 гг., составляет примерно 61500 человек, а с учетом мелких депортационных кампаний в период с 1937 по 1951 гг. – 63000.

Никто никогда всерьёз не занимался подсчётом материального ущерба, нанесённого грекам в результате репрессий. Но даже фрагментарные цифры показывают, что он колоссален.

Примерно 20 тысяч семей лишились своих домов и квартир. Выселенные потеряли все своё домашнее имущество и хозяйство. Был разворован или передан в собственность местных органов власти весь скот, зерно в амбарах.

Невозможно оценить урон моральный, в сравнении с которым все материальные потери – ничто. Ведь всё, что связано с крепостным положением, необходимостью унизительной ежемесячной регистрации, реальным отсутствием гражданских и многих других прав, способно любого превратить из гордого свободолюбивого человека в раба.

Огромные потери понесли греки в культурном отношении. Вырванные из привычной среды обитания, они утратили многие традиции и элементы национальной культуры.

Выжить в таких условиях можно было только при наличии колоссальной воли и необыкновенной силы духа, мужества и стойкости перед любыми испытаниями.

Отрицателен результат и с государственных позиций.

С точки зрения идеологической депортации принесли прямо противоположный запланированному результат. Вместо интернационалистов спецпоселения породили националистов, вместо патриотов – ярых антисоветчиков и антикоммунистов.

Сомнительным оказался и экономический эффект. Все исследователи сходятся во мнении, что вместо выгоды страна понесла колоссальные потери. Страна обеднела вдвойне, поскольку в местах, откуда выслали неугодные народы, на долгие годы, а порой – навсегда пришли в упадок целые отрасли сельского хозяйства.

Общее число репрессированных греков в СССР в 1920-1950 гг. составляет примерно 90 тысяч человек. Репрессии не обошли ни одну греческую семью в Советском Союзе.

Несмотря на очевидную абсурдность обвинений, предъявленных грекам, несмотря на то, что персонально все греки, подвергнутые репрессиям по политическим мотивам в 1930-1950 гг., реабилитированы, до сих пор нет Указа о реабилитации греческого народа бывшего СССР. Такие указы появились в начале 1990-х по многим народам, подвергшимся репрессиям в годы сталинизма.

Появление такого Указа – одна из главнейших задач греческого национального движения России.

 

К Конференциям

В начало страницы

Rambler's Top100

·Карта проекта