Загрузка фотографии
 
 
"...Чтобы прошедшие события с течением времени не пришли в забвение ..."    Геродот "История"
 
 
 
 
БЫСТРЫЙ ПОИСК
Введите начало фамилии:
 

 

Конференции.
(Краснодар-2009)

Иван Джуха,
Ассоциация греческих общественных
объединений России

Три поражения Сталина в Греции

(Причины репрессий против греков в СССР)

 

Прошедшие в нынешнем году два трагических юбилея в истории греческого народа бывшего СССР еще раз заставили вспомнить не только результаты и задуматься над последствиями событий 65-летней и 60-летней давности, но и в очередной раз в свете вновь открывшихся материалов  проанализировать причины случившегося.

В ХХ веке в СССР греки испытали три вида репрессий.

Первая – раскулачивание 1929-1935 гг. И хотя уничтожение крестьянства проводилось не по национальному, а по идеологическому критерию, греков оно затронуло довольно значительно. Вторая репрессия – греческая операция НКВД 1937-1938  гг. Третий  - массовые депортации 1940-х гг. Каждый вид насилия обосновывался очередным набором целесообразностей и преследовал свои цели. Разными были и причины репрессий.

Оставляя за пределами исследования причины раскулачивания в греческих селах, которые были общими для любых этнических групп, попытаемся проанализировать причины репрессий 1937-1938 гг., 1942 г., 1944 г. и 1949 г.

Греческая операция НКВД стала тринадцатой по счету в череде инонациональных операций, проведенных в рамках Большого террора. Она ознаменовалась арестом свыше 20 тысяч греков и одним из самых высоких процентов приговоров по первой категории. Только в двух регионах компактного проживания греков – в Донецкой области и Краснодарском крае - в период с 15 декабря 1937 года по 7 января 1938 года арестовали по 4-5 тысяч лиц греческой национальности. В Донецкой области к расстрелу приговорили 96% арестованных, в Краснодарском крае – более 90%.

Примерно 10-15 процентов арестованных оказались в лагерях.

Почти все исследователи репрессий в СССР сходятся во мнении, что постоянные репрессии – неотъемлемая часть природы любого диктаторского режима. Г.Попов ввел даже понятие «подсистема страха»[1] . Репрессии и «подсистема страха» имели своим главным предназначением удержание в повиновении общества, подавлении инакомыслия и оппозиционности, укрепление единоличной власти диктатора.

Однако универсальные для любого диктаторского режима причины репрессий не дают ответа на отдельные частные вопросы. Один из них: почему против греков была применена специальная операция?

Ответить на него, с одной стороны, просто: репрессиям подвергались все «иностранные» национальности. Национальные операции 1937 года - существенная составная часть Большого террора. В разворачивании репрессий против поляков, латышей, эстонцев, афганцев, иранцев, финнов, румын, т. е. представителей граничивших с СССР государств, а также против немцев видится страх И. Сталина перед надвигающейся угрозой войны. Представители национальностей приграничных государств рассматривались как потенциальные противники в предстоящей войне.

Греция – единственное (после Германии) государство, которое не граничило с Советским Союзом. Что же тогда не понравилось И. Сталину в греках?

Устанавливая тотальный контроль над всеми слоями советского общества, И. Сталин испытывал самые большие затруднения именно в национальной сфере. Связанные круговой порукой больше, чем любые иные группы населения, этнические сообщества поддавались контролю слабее всего. Нельзя не  разделить мнение А. Ватлина, что подобное обстоятельство представлялось И. Сталину наиболее опасным. Поэтому именно по «националам» был нанесен основной удар, как на номенклатурном, так и на массовом этапе «большогоо террора».[2]

Это общая для любой этнической группы причина. Но были у греков и свои, исключительно «греческие» причины.

Первая заключалась в том, что к 1937 году из всего массива иностранно-подданных, проживавших в СССР, 95% составляли греки. Гражданство Греции имела подавляющая часть греков Аджарии, Абхазии, Краснодарского края.

Усилили «чужеродность» греков восстановленная в Греции монархия (в 1935 г.) и приход к власти в 1936 г. диктатора Метаксаса. По мечтам И. Сталина о мировой революции был нанесен сильный удар. Греция рассматривалась им как плацдарм для засылки боевиков на Ближний Восток и Южную Америку. Десятки греков проходили подготовку для этих целей под крышей Коминтерна в Москве. Теперь на этих планах пришлось поставить крест. Таким образом, поражение в Греции было второй причиной в разворачивании репрессий против греков СССР.

Отомстить Греции было невозможно, но под рукой оказались тысячи ее граждан.

Продолжением греческой операции НКВД 1937-1938 гг. стала первая из трех массовых депортаций греков из Краснодарского края и Ростовской области в 1942 г.

Подозрительность И. Сталина – и без того колоссальная сверх всякой меры, - теперь, в годы войны, была более чем обоснованной. После учинённого грекам разгрома пять лет тому назад, на какой ответ с их стороны он мог рассчитывать в трудную для себя минуту?

Депортация греков 1942 года не являлась наказанием за содеянное преступление, ибо отсутствовал состав преступления. Выселения из Краснодарского края, Ростовской области, а также из Азербайджана относятся к категории превентивных депортаций.

Таким образом, выселение греков из Краснодарского края в 1942 году стало логическим продолжением греческой операции 1937-1938 гг. Убедительной представляется и точка зрения, согласно которой, И. Сталину попутно выпал удобный случай заселить необжитые берега Енисея и степного Казахстана.

Второе выселение греков в годы войны, случившееся в 1944 году, проведено уже после изгнания фашистов из Крыма.

В 1942 году кубанским и бакинским грекам обвинения в сотрудничестве с немцами невозможно было предъявить. Греки не успели осуществить приписываемые им намерения и целыми семьями перейти на сторону врага. В 1944 году «причины» были более чем убедительные. Греки Крыма почти три года находились под оккупацией. Значит, - немецкие пособники.

В специальном письме, а по форме – аналитической  записке на имя И. Сталина Л. Берия 29 мая 1944 года грекам посвятил два абзаца:

«Греческое население проживает в большинстве районов Крыма. Значительная часть греков, особенно в приморских городах, с приходом оккупантов занялись торговлей и мелкой промышленностью. Немецкие власти оказывали содействие грекам в торговле, транспортировке товаров и т. д.».

…НКВД СССР считает целесообразным провести выселения с территории Крыма всех болгар, греков и армян».[3]

В этих строчках даже после десятикратного прочтения фактов преступлений греков в Крыму не обнаруживается. Если кто-то и был чьим-то пособником, то, скорее, немцы – греческими пособниками. Но не наоборот. На отсутствие в главном «аналитическом» документе доказательств предательства греков обращает внимание известный специалист в вопросе этнических депортаций Н. Бугай: «Если причины и меры по депортации других народов (чеченцы, ингуши, балкарцы и др.) как-то обосновывались Центром, то, что касается греков, в отношении их не предпринималась даже попытка не только обосновать эти причины, но и хотя бы каким-то образом обозначить их».[4]

На наш взгляд, истинные причины  депортации крымских греков следующие.

Первая состояла в том, что стратегический важный, пограничный Крым необходимо было очистить от всех ино- и не титульных национальностей - крымских татар, болгар, греков, армян.

Вторая причина – «традиционно-гулаговская». Государство по-прежнему нуждается в дешевой рабсиле. ГУЛАГ не решил поставленных перед ним масштабных задач. Теперь же, в военные годы, потребность в рабочих руках на переведенных на военные рельсы предприятиях возросла многократно.

Третьей – «истинно греческой», оставалась одна из причин 1937 года. Примерно 20 процентов греков Крыма состояли в греческом подданстве. (Хотя, как и в греческую операцию 1937 года, список депортированных в сорок четвёртом состоял, как из иностранно-подданных, так и из советских граждан).

Четвертая - месть И. Сталина за очередную неудачу в Греции.

Параллельный анализ внутриполитического развития Греции и СССР обнаруживает удивительную синхронность многих важных событий, происходивших в двух странах. Всякий раз даже слабый поворот греческого политического вектора, вызывал резкие перемены в настроении И. Сталина, что мгновенно сказывалось на советско-греческих и советско-британских отношениях. В контексте заявленной темы особенно интересна взаимосвязь между событиями, происходившие в Греции и событиями на внутрисоветском  «крымском фронте». Синхронность их настолько очевидна, что не может не наводить на мысль о взаимообусловленности происходившего в Крыму в апреле-июне 1944 года и событий в самой Греции в тот же период.

Конец мая – пик разногласий по вопросу о разделе послевоенных сфер влияния на Балканах между союзниками - Великобританией и СССР. И. Сталин понимал, что проигрывает в геополитическом споре за вожделенную Грецию.

В разгоревшееся в 1943 году между тремя группировками – левой ЭЛАС, правой ЭДЭС и королевскими войсками («монархо-фашистами», как их именовали в СССР) «первом раунде» гражданской войны за право повести за собой страну после окончания войны Советский Союз был на стороне левых. Симпатии СССР к ЭЛАС, разумеется, никак не могло разделить эмигрантское правительство Греции. Оно разными способами выражало свое недовольство. Результатом стало заметное ухудшение отношений между СССР и Грецией.

Об этом пишет в своих воспоминаниях посланник СССР при правительстве Греции Н. Новиков. В апреле 1944 года, по его признанию, советско-греческие отношения «охладились до очень низкой температуры».[5]

Между тем, ситуацию на Балканах 18 мая обсудил в МИДе Великобритании советский посол в Лондоне Майский. Разговор шел об американском предложении по сферам влияния в этой части Европы. Советскому Союзу предлагалось – временно - в условиях войны, считать предметом своей заботы Румынию, а Грецию оставить англичанам.

Идея подобного «временного» разделения не устраивала И. Сталина, понимавшего, что такое распределение сфер влияния станет окончательным послевоенным разделом.

Итак, практически день в день совпадают поражение в «битве за Грецию» и принятие решения о депортации греков Крыма. Вряд ли это случайность.

Таким образом, депортация греков Крыма, среди которых было свыше трёх тысяч греческо-подданных, стала ответом И. Сталина Греции на ее отказ от советизации.

Последняя – самая массовая депортация греков проведена четыре года спустя после окончания войны. Многофакторность политического момента, отсутствие достаточного количества необходимых архивных источников не позволяют однозначно ответить на вопрос о причинах депортации 1949 года.

В событиях июня 1949 года тесно переплелись интересы партийно-хозяйственной верхушки Грузии, личные интересы И. Сталина и его геополитические замыслы. Среди последних опять особое место занимает «греческий фактор»: ситуация в Греции и отношение СССР с Грецией на тот период.

Дежурный аргумент в нелояльности греков, по-прежнему остававшейся для И. Сталина их родовым признаком, на сей раз выглядит не очень убедительно. Тем не менее, официальной причиной выселения, как и в сорок втором году, стало освобождение территорий от социально-опасных элементов. Только теперь, в отличие от военного времени, официальная причина утрачивала формальную логику. Войны нет, а, стало быть, нет и опасности, исходящей в таких случаях от потенциальной «пятой колонны».

Не выдерживает контраргументов и версия очистки приграничных территорий от тех же социально-опасных элементов. В возможном противостоянии с Турцией, ради чего, по одной из версий, и производилась очистка Черноморского побережья, греки оказались бы далеко не в последних рядах.

С большей долей вероятности можно предполагать, что И. Сталин руководствовался совершенно иными мотивами, которые были продиктованы изменившимися геополитическими реалиями. Одна из самых важных европейских политических новостей связана с Грецией. Там окончательно – уже в третьем раунде гражданской войны проигрывали просоветски настроенные партизаны.

Перспектива освобождения страны дивизиями ЭЛАС, симпатизирующих советской модели государственного устройства, была реальной. Как писал У. Черчилль, «коммунизм поднимал голову за победоносным русским фронтом. Россия была спасительницей, а коммунизм – евангелием, которое она с собой несла».[6]

Англия, считавшая Грецию своим оплотом на Балканах, предводимая яростным поборником монархии У. Черчиллем, мечтавшим вернуть на трон короля Георгиоса II, добилась права (после согласования с Т. Рузвельтом и И. Сталиным) высадить в Греции около 12 тысяч солдат. Таким образом, спасителем Греции становились не прокоммунистические силы в форме ЭЛАС, а англичане.

Вот как сам У. Черчилль расценивал ситуацию в начале августа 1944 года:

Если дела пойдут вниз по наклонной плоскости и ЭАМ (политическое крыло ЭЛАС – И.Д.) станет хозяином положения, нам придётся пересмотреть вопрос о сохранении там каких-либо наших миссий и предоставить греческому народу непосредственно столкнуться с большевизмом. Полагаю, что дело сейчас обстоит следующим образом: либо мы поддерживаем Папандреу, - даже в случае, если потребуется применение силы, как мы об этом договорились, - либо мы отказываемся от всякой заинтересованности от Греции».

На встрече с И. Сталиным в Москве У. Черчилль предложил: «Давайте урегулируем наши дела на Балканах. Ваши армии находятся в Румынии и Болгарии. У нас там есть интересы, миссии и агенты. Не будем ссориться из-за пустяков… Согласны ли вы на то, чтобы занимать преобладающее положение на 90 процентов в Румынии, на то, чтобы мы занимали также преобладающее положение на 90 процентов в Греции и пополам в Югославии?» И. Сталин принял предложенный вариант раздела сфер влияния.

Закулисная сделка между Сталиным и Черчиллем оставалась неведомой для ЭЛАС. Они продолжали борьбу в полной уверенности, что за их спиной по-прежнему стоит СССР. Однако после ссоры И. Сталина с И.Тито и перекрытия последним коридоров для доставки оружия в Северную Грецию, поражение ЭЛАС было делом нескольких недель. Что и произошло.

На таком фоне советско-греческих отношений, такого внутригреческого противостояния, ссоры между И. Сталиным и И. Тито, и реального соотношения сил между СССР и его вчерашними союзниками по второй мировой войне, разразилась новая «греческая операция» 1949 года, получившая кодовое название «Волна».

Она была многогранной и многоходовой. Лето 1949 года - уникальный момент, позволивший И. Сталину красиво уйти из Греции. Сначала предавая, а затем, спасая коммунистов-партизан, И. Сталин в промежутке между двумя этими деяниями искусно разобрался со «своими» греками.

Итак, первая причина репрессий против греков Черноморского побережья в 1949 году -  месть И. Сталина грекам за несостоявшуюся советизацию Греции.

Вторая причина – «народно-хозяйственная». Она становится очевидной при знакомстве с материалами по подготовке к переселению, а также событиями, последовавшими сразу за ним. Возросший интерес титульной нации Грузинской ССР к престижным прибрежным территориям республики натыкался на препятствие: многие лакомые места уже были заняты. С выводом оттуда греков освобождались дома, бесхозными становились сады, виноградники. Последующие события подтверждают эти предположения. Буквально на следующий день в опустевшие дома вселились земляки И. Сталина и Л.Берия. Лучшие дома за бесценок - в десять-пятьдесят раз ниже их стоимости согласно государственной страховке - были переданы представителям политической, творческой и прочей элиты Абхазии и Аджарии. 

Нельзя исключать и причину, связанную с обеспечением личной безопасности И. Сталина, все основные дачи которого находились здесь: Сочи, Боржоми, Новый Афон, Холодная Речка, озеро Рица, Мюссеры…

29 мая 1949 года правительство преобразовало партийный документ в Постановление № 2214-856сс, а 13-16 июня 37.5 тысяч греков Черноморского побережья были вывезены в Казахстан.

Таким образом, во всех репрессиях против греков в Советском Союзе ясно прослеживается связь с событиями в Греции.

Массовые аресты и депортации удивительно синхронны очередной геополитической неудаче И. Сталина на Балканах. Заложниками становились простые люди.

Общая численность репрессированных греков в СССР с 1937 по 1949 год составляет примерно 80-85 тысяч человек.

 

К Конференциям

В начало страницы

--------------------------
[1] Попов Г.Х. С точки зрения экономиста. (О романе А.Бека «Новое назначение»). Наука и жизнь. 1987. № 4. С. 62.
[2] А. Н. Ватлин. Огонь по своим. Бутовский полигон. 1937-1938. М. 2003. С. 6.
[3] ГА РФ. Ф. Р-9401. Оп. 2. Д. 65. Л. 161-163.
[4] Бугай Н. Ф. Народы Украины в «Особой папке Сталина». М. Наука. 2006. С. 146.
[5] Новиков В. Н. Пути и перепутья дипломата. М. Наука. 1976. С. 113.
[6] Черчилль Уинстон. Вторая мировая война. Т. 6. Триумф и трагедия. М. ТЕРРА-Книжный клуб. 1998. С. 113-114.
Rambler's Top100

·Карта проекта