"...Чтобы прошедшие события с течением времени не пришли в забвение ..."    Геродот "История"
 
 
 
 
БЫСТРЫЙ ПОИСК
Введите начало фамилии:
 

Март 2010 год Газета Омония, Греция

ИВАН ДЖУХА: ГРЕЧЕСКАЯ ТЕМА - ГЛАВНАЯ ДЛЯ МЕНЯ

С Иваном Георгиевичем Джухой мы повстречались впервые несколько лет назад в Мариуполе. На мою просьбу сделать интервью, он признался, что от журналистов устал, и предложил больше писать о проекте «Греческий мартиролог» и монументе жертвам репрессий. - Не будем терять время на беседы, - сказал строго. Признаться честно, я не очень расстроилась. На «нет» и суда нет, как говорится. Но когда некоторое время назад я получила приглашение присутствовать на встрече представителей понтийских общественных организаций с И. Джухой в Каллифее, где он собирался рассказать о своих работах, не сомневаясь, согласилась пойти.

И вот там только, послушав Ивана Георгиевича, поняла, сколько потеряла, не убедив его тогда выступить на страницах газеты, что такой человек непременно должен быть представлен нашим читателям.

Знаете, есть люди, которых слушаешь с замиранием сердца. И не только потому, что говорят они интересные вещи, рассказывают о том, что не может не волновать. Но еще и потому, что говорят они только то, что прочувствовали. Сердцем и душой. Их не так уж много, к сожалению. Слава Богу, что они есть. Исследователь Иван Георгиевич Джуха – из числа таких.

 

- Иван Георгиевич, позвольте представить вас нашим читателям. Расскажите о себе, как складывалась ваша карьера, как начинался путь, который привел вас к руководству проектом «Греческий мартиролог», осуществляемого Ассоциацией греческих общественных объединений России?

- Я родился в с. Раздольном Старобешевского района Донецкой области, в греческой семье. Учился в Раздольненской школе. В семье нашей всегда говорили на греческом, но в какой-то момент отец «издал декрет» о немедленном переходе на русский язык. И все, включая и прабабушку Федору, свободно владевшую двумя десятками русских слов, перешли на русский.
Окончил техническое училище, получил диплом машиниста бульдозера шестого разряда. Затем стал студентом географического факультета МГУ. За время учебы побывал в разных местах Советского Союза: в Крыму, Карпатах, на Колыме, Устюрте, Тянь-Шане, в Дагестане, Закавказье, Подмосковье. Это были производственные и учебные практики в геологических экспедициях, а также экспедиции научного студенческого общества, членом которого я состоял. По окончании, выбирая место своей будущей работы, среди предложенных Кустаная, Гагр, Калининграда и Вологды, «победила» последняя. Так я стал ассистентом Вологодского политехнического института, преподавателем инженерной геологии. В 1981 поступил в аспирантуру МГУ, защитил кандидатскую диссертацию, стал доцентом. В 1993 г. приглашен на должность эксперта по политическим вопросам в аппарат Полномочного представителя Президента РФ в Вологодской области. Ушел с должности по собственному желанию в 1998 г.
С 2002 г. возглавлял Вологодское отделение политической партии СПС. В 2003 году баллотировался в депутаты Государственной думы РФ. После поражения СПС, в январе 2004 года подал в отставку.
Изучением истории своего народа занимаюсь с 1977 года.

- Как пришла идея проекта «Греческий мартиролог»?

- Можно сказать, что у меня была глубокая личная мотивация. Взрослея, я стал узнавать историю своего рода. А это - два расстрелянных деда, включая родного, чье имя я ношу, еще одного, проведшего 11 лет в лагере на Колыме, их сестра, раскулаченная в 1930 году и высланная в Томскую область. Меня поражало, что об всем этом взрослые говорили шепотом. И еще я понял, что многое взрослые не договаривают. Чуть позже я узнал, что точно такие же родовые катастрофы пережили во многих домах в моем родном Раздольном. По подсчетам моего отца, по крайней мере, 130-140 человек были арестованы в декабре 1937 года и расстреляны. Затем я узнал, что то же самое происходило во всех греческих селах Донецкой области. А когда приехал в Москву учиться, то от друзей - греков из Краснодарского края, Грузии, Одессы, Крыма узнал, что массовые исчезновения греков имели место и в их краях. Вот тогда и начала созревать мысль о сборе материала по истории греков СССР. Мне захотелось не только самому узнать, что произошло с моим народом, но и рассказать об этом другим.

- Труд исследователя - далеко не самый благодарный труд. В чем самые большие сложности и в чем награда за отдачу?

- Самая большая сложность, с которой мне пришлось столкнуться на первых порах реализации проекта, заключалась в сборе материала. Его было много вокруг. Мое кредо – качество, и я ставил перед собой задачу собрать и обработать весь имеющийся материал по теме. Основная задача состояла в налаживании четкой технологии сбора. Источников, как вы понимаете, было предостаточно: государственные, ведомственные, музейные, семейные архивы, киноархивы, воспоминания самих узников лагерей и тех, кто пережил спецпоселение, опубликованные материалы. Чтобы добыть их надо было проникнуть в них, многие же архивы по-прежнему находились «на замке», были засекречены. Что же касается личных воспоминаний, семейных архивов, то требовалась широкая сеть информаторов. Механизм этот удалось отладить примерно за год. Сегодня я знаю, что и где находится. Конечно, приходится много ездить, тут ничего не поделаешь – наша бывшая страна очень большая. А сеть корреспондентов перевалила за 900 человек. Мой день начинается с ответов на письма. Каждый день я получаю несколько писем. На все отвечаю.
На стадии реализации проекта возникла другая сложность. Дело в том, что я не могу отнестись к обработке материала и написанию книг как к технической проблеме. Одними мозгами и руками – без сердца - ничего не получается. Порой для пользы дела, может, так и следует поступить, но у меня не получается…
Наградой же стало обретение сотен новых родственников и близких людей. Так я называю тех, кому помог узнать о судьбах их родных, арестованных, а затем либо расстрелянных, либо отправленных в лагеря. И канувших в Лету… Таких случаев в моей практике много десятков.

- Припомните один из них, если можно…

- Как-то, приехав на один день в Дельфы со своей дочерью, я оказался в соседнем городке Итея. Дочь решила навестить свою подругу. Мы попили чаю, затем разговор перешел на «мою» тему, и подруга дочери сообщила, что оба ее деда из Батуми пропали в 1937 году. Что ее отец, недавно умерший, до последних своих дней искал отца и дядю. Я поинтересовался фамилией. Я открыл ноутбук, с которым никогда не расстаюсь, и показал отсканированные оба дела на дедушек хозяйки. Она испытала шок. Признаться, я тоже: не могу привыкнуть к этому никак… Вот это состояние людей – не только печали, но и радости, что об их родных помнят, что они все-таки не исчезли бесследно в черной дыре,, я бы и назвал наградой за все труды.

- Расскажите о ваших книгах. Не сомневаюсь, что каждая для вас - часть души и сердца, и все они для вас одинаково любимы. Но, возможно, среди них есть чем-то для вас особенная?

- Я не стану приводить банальное сравнение книг с детьми. Все одинаково близки сердцу.

- Тема ваших исследований - горькая и больная для нашего народа. И хотя говорят, что память - оптимистична, горе забывается, каждая страница ваших книг доказывает обратное. Есть мнение, что прошлое ворошить не стоит, что погибших и пропавших этим не вернуть. Что возразите?

- Горе не забывается. С ним смиряются, но память о погибших при защите Родины и невинно загубленных священна. Поскольку «аргумент», что прошлое ворошить не стоит, довольно часто встречается среди публики не слишком отягощенной то ли образованием, то ли совестью, хотелось бы задать им контрвопрос: а сами они понмнят горькие страницы своей семьи или своего народа? Ну, например, турецкий геноцид. Или погибших на фронте? В этом «аргументе», на самом деле, вполне определенная позиция. Имя ей – сталинизм. Говорить о репрессиях, значит, затронуть святое – коммунизм и Сталина. Дескать, да, мы помним, конечно, и жертв турецкого геноцида, и гитлеровского, но ведь Ататюрк и Гитлер – враги…
А я не вижу никакой разницы во «вражести» между названными историческими фигурами и Сталиным. Убивать своих – еще большее преступление. Вот о чем не хотят рассуждать и даже задумываться те, кто советует не ворошить. По этой логике, все учебники истории, включая Геродота и Фукидида, надо выбросить на свалку. Отцы истории только тем и занимались, что ворошили прошлое.
А часто в поддержку своей позиции приводят пословицу: кто старое помянет, тому глаз – вон... Но у этой пословицы есть продолжение: а кто забудет – тому оба.

- Нельзя не признать, что образ Сталина по-прежнему очень популярен. В России и мире немало его поклонников…

- Это проблема поклонников. Мы просто смотрим на одно и тоже с разных сторон колючей проволоки. Многие продолжают жить мифами пятидесятилетней свежести, по краткому курсу ВКП(б).
За последние десятилетия опубликовано тысячи документов, однозначно подтверждающих преступления Сталина против собственного народа. В том числе, и расстрельные списки, под которыми стоит его подпись. Кто хочет, тот снимает книгу с полки или идет в архив – сегодня они открыты для всех желающих – и читает, пополняет свои знания. Обелять Сталина бессмысленно. Спор о нем уже давно перешел из фактологической плоскости в морально - этическую. Поскольку фактов его преступлений против собственного народа предостаточно, то дело, таким образом, в морали человека. Прощает он или не прощает гибель миллионов людей во имя химеры под названием коммунизм. И ничто не может оправдать эти преступления: ни индустриализация, в результате которой было погублено отечественное крестьянство, ни победа в Великой Отечественной войне. Войну выиграл не Сталин, войну выиграл народ вопреки Сталину. А Сталин войну проиграл в первые две недели, «добившись» за полгода войны и своего «командования» пленения 4,5 миллиона советских солдат. И эти миллионы тоже были преданы им, поскольку все пленные объявлялись изменниками родины. Судьба их после освобождения из немецких лагерей – тому свидетельство.
Я этого не прощаю, и по мере своих сил буду приближать суд над Сталиным и сталинизмом. Нюрнбергский процесс над коммунизмом и сталинизмом еще впереди.

- Не секрет, что предмет ваших исследований, в частности, репрессии против советских греков, не у всех вызывает энтузиазм. Знаю тех, кто считает, что вы таким образом "порочите весь советский строй и замахиваетесь чуть ли не на саму Россию, как правопреемницу СССР". Ваш комментарий.

- Здесь, по-моему, и комментировать нечего. Чушь собачья. Сторонники большевистской идеи пусть пребывают в счастливом сознательном неведении относительно рек крови, пролитых их кумирами во имя «человеческого счастья». Они даже сами не понимают, что, покрывая убийц из ленинско-сталинской гвардии, сами марают себя кровью. Если же говорить по существу вашего вопроса, то порочат страну не те, кто говорит правду о преступлениях, а те, кто эти преступления совершал. От правды душе становится легче, как от покаяния, а страна только крепнет. Если я и замахиваюсь на что-то, то только на то, чтобы о пережитом греческим народом в СССР знали хотя бы сами греки. А то получается, что, читая «Илиаду» Гомера, мы узнаем имена чуть ли не всех греческих героев, павших под Троей три тысячи лет назад. А о своих дедах и прадедах, погибших в ГУЛАГе 70 лет назад, знаем гораздо меньше. Не похоже это на греков. Да и вообще на нормальных людей.
Что же касается России, как правопреемницы СССР, то она самым решительным образом открестилась от злодеяний большевизма. Ельцин подписал Указ о реабилитации жертв политических репрессий, Путин посещает часовню на месте массовых расстрелов на Бутовском полигоне в Москве и ставит свечу в память о невинно загубленных. Нынешний президент России Д.Медведева30 октября прошлого года в день памяти жертв политических репрессий сказал: «Память о национальных трагедиях также священна, как память о победах».
В России издаются сотни томов документов о репрессиях, открыты архивы для исследователей. Все это делается ради одного: восстановления всей картины прошлого, какой бы ужасной она ни была. Без этого Россия не пойдет вперед. Я рад, что это понимает и политическое руководство страны.

- На презентации в Каллифее вы упомянули о двух «специальных» книгах для Греции.

- Я знаю, какую резкую реакцию некоторых политических кругов вызывает любое мое появление в Греции. С другой стороны, чувствую, какой огромный интерес к этой странице нашей истории испытывают многие греки. Ибо, если мы не сброд, а единая нация, то произошедшее много лет назад – это наша общая боль. Между тем, из бесед даже с продвинутой публикой мне становится ясным, какие огромные пробелы в их знаниях. Между тем, тема репрессий должна быть близка населению Греции хотя бы потому, что среди репрессированных в СССР были десятки тысяч граждан Греции.
Я работаю над двумя книгами специально Греции. Первая называется «Граждане Греции в ГУЛАГе», вторая - «Три поражения Сталина в Греции». Это будет книга о причинах репрессий против греков – наиболее часто задаваемый мне вопрос в любой аудитории.

- Не буду оригинальна, и задам его же.

- Я считаю, что, по крайней мере, три репрессивные операции против греков связаны с геополитическими неудачами Сталина в Греции. Не имея возможности отомстить Греции как таковой, он всякий раз мстил грекам, оказавшимся у него «под рукой». В 1937-38 году он отомстил за восстановление монархии в стране, на которую особенно рассчитывал в своих планах на мировую революцию. В 1944 году, депортируя греков Крыма, от вымащивал на них свою злость за вынужденную сдачу Греции англичанам. Из это же книги станет ясна и предательская роль Сталина по отношению к греческим партизанам в 1949 году и последовавшей депортации почти 40 тысяч греков с Черноморского побережья.

- Иван Георгиевич! Моих родных не коснулись репрессии. Но те документы, которые вы приводите в своих книгах, эти строки писем, полных боли, надежды и обреченности, думается, не могут оставить равнодушным никого. А не считаете ли вы, что у многих эти подробности могут вызвать ожесточение?

- Нет, не считаю. Мы все-таки живем в цивилизованном мире. Боль и сострадание – да, но никак не ожесточение.

- Кому принадлежит идея возведения памятника грекам-жертвам ГУЛАГА? На каком этапе находится претворение этой идеи в жизнь сейчас?

- «Греческий мартиролог «– цельный системный проект. Книги - главный, но лишь один из его элементов. Кроме них, хотелось бы видеть результатом работы музей, исследовательский центр, где были бы собраны все материалы по теме, фотовыставки, документальные фильмы, научные конференции и, конечно, хотя бы один монумент в память о гулаговских мучениках.
В Норильске, под горой Шмидта, где в огромных рвах хоронили умерших заключенных Норильлага, есть площадка, названная Норильской Голгофой. Так вот там стоят монументы в память о русских, поляках, эстонцах, латышах, евреях, литовцах. Они поставлены частными лицами и государствами, чьи граждане погибли за Полярным кругом. Таким образом, идея памятника грекам лежала на поверхности. Что же касается самого проекта, то это творчество магаданских архитекторов. Мне он представляется удачным уже своей узнаваемостью. Сейчас идет сбор средств. Когда в первый год не удалось собрать нужную сумму, главный спонсор проекта – президент АГООР И.Саввиди готов был профинансировать монумент из собственных средств. Но мы договорились повторить попытку и убедить греков стать участниками этого патриотического деяния. Так будет правильно. Иван Игнатьевич согласился с этим предложением. На сегодняшний день на расчетном счету накопилось 40 тысяч долларов, примерно половина необходимых средств. Последним  крупным спонсором выступил Фонд имени Александра С. Онассиса, перечисливший 10 тысяч евро.

- А российские греки-олигархи, чьи фамилии украшают списки журнала Форбс, выступили в качестве жертвователей?

- Знаете, я делю всех греков на денежных и богатых….

- А в чем разница между денежными и богатыми?

Денежные – не все богатые, а богатые – не обязательно денежные. То есть с одной стороны – кошелек, а с другой – душа. К счастью, богатых не меньше, чем денежных. Основные жертвователи – далеко не олигархи. Ситуация напоминает всенародный сбор средств на строительство храма. Каждый вносит свой посильный вклад, каждый покупает для стройки свой кирпичик, кто-то – два, кто-то – три. Монумент будет общенациональным. Кстати сказать, перечисляют деньги не только греки, но и русские, армяне, украинцы.

- Если бы я попросила вас в нескольких словах обозначить, чем для вас является дело, которое вы делаете, что бы вы сказали?

- Я бы сказал, что это - дело всей моей жизни.

 

***Работы И.Джухи неоднократно издавались в России, Греции, Украине. В 1993 была опубликована первая книга на русском языке — «Одиссея мариупольских греков» (о судьбе потомков эллинов, переселённых в конце XVIII века российской императрицей Екатериной II из Тавриды на незаселённые просторы Приазовья).
За реализацию проекта «Греческий мартиролог» И. Г. Джуха в 2005 награждён золотой медалью мэрии города Салоники «За вклад в развитие эллинизма».
Иван Джуха является автором книг: Одиссея мариупольских греков: очерк истории. Вологда, 1993; (Милар (мельница): Роман-хроника (1914—1930 гг.. Донецк, 2000; Греческая операция: История репрессий против греков в СССР. СПб, 2006; Спецэшелоны идут на Восток. История репрессий против греков в СССР. Депортации 1940-х гг. СПб, 2008; «Пишу своими словами». История репрессий против греков в СССР. Письма из ГУЛАГа. СПб, 2009.

 

В начало страницы

 
Новости проекта

14.02.2017

  Работа в архивах Москвы


Подробнее...


29.11.2016

  Поездка в Донбасс, Москву и Вологду


Подробнее...


03.11.2016

  Встречи в Лазаревском и Сочи


Подробнее...


03.11.2016

  Презентации книги в Геленджике


Подробнее...


21.10.2016

  Поездка в Грецию, Москву, Воронеж, Краснодар


Подробнее...


Все новости
Грамматикопуло И.М.
(Абинск, Краснодарский кр.)



 
Rambler's Top100

·Карта проекта